За 200 с небольшим лет европейской колонизации на Зеленом Континенте практически не осталось «чистокровных» аборигенов, то есть тех, у кого в родословной не было бы ни одного выходца из Европы. Законы биологии неумолимы, и дефицит женщин среди иммигрантов первой волны (каторжников, ссыльнопоселенцев и их охраны) компенсировался за счет аборигенок.
 

 
В отличие от Сибири или Южной Америки, где метисы, как правило, становились полноправными членами «белого» сообщества или составляли там отдельную социальную группу, в Австралии (а также Северной Америке) большинство из них оставалось в племени матери. Их потомки, в свою очередь, унаследовали от своих европейских предков более высокую толерантность к европейским болезням и алкоголю, что давало им более высокие шансы дожить до репродуктивного возраста и произвести на свет больше детей по сравнению с теми, у кого не было европейских генов. Механизм положительной селекции и продолжавшееся сексуальное рабство привели к тому, что у выходцев из 8-ми племен, живших до прихода поселенцев на территории штата, 70% мужчин являются прямыми потомками европейцев, в основном англичан.

Подробнее: Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?