Согласно ряду данных, России удалось почти невозможное: исключить из сирийского конфликта фактор ирано-израильского противостояния, что позволит перевести войну в решающую фазу и закончить процесс объединения страны. Но что именно Москва посулила Израилю? И правда ли то, что нам пришлось предать своего союзника – Иран?

Из района вокруг Пальмиры поступают противоречивые сообщения о крупных боестолкновениях между правительственными войсками и боевиками ИГИЛ, якобы перешедшими в очередное наступление на древний город.

В районе Бадия примерно в 150 километрах от Пальмиры действительно сохранился небольшой анклав, контролируемый остатками ИГИЛ. Ранее туда были эвакуированы некоторые джихадистские части из-под Дамаска. Именно они и организовали попытку прорыва в направлении Пальмиры, атаковав части Сирийской арабской армии к востоку от насосной станции Т3. Бои также шли возле стратегической зоны Хмима (Хмайма), которая по сути и есть тот самый "игиловский оплот" в зоне Бадия.

Все эти события были восприняты впечатлительными людьми как "третье наступление ИГИЛ на Пальмиру". На деле речь идет о начале зачистки зоны Бадия – Хмима и неудачной попытке прорыва боевиков из полного окружения. То, что прорывались они при этом в общем направлении на Пальмиру, не более чем географическое совпадение. Склонность арабских источников к преувеличению и стилистическим изыскам дополнительно искажает картину: вместо привычного нам телеграфного стиля информационных сообщений на читателя часто вываливаются пышные прилагательные и превосходные формы – "крупное наступление", "интенсивные бои" и т.д.

Есть основания полагать, что эти события, как и преувеличение их значимости в информпространстве, должны отвлечь правительственные силы от боев в совсем другом регионе страны – на Голанских высотах на границе с Израилем. Там сейчас происходят по-настоящему важные события.

Утром 30 мая одна из элитных частей сирийской армии – 42-я бригада 4-й бронетанковой дивизии, известная как "Силы Гиата" (Хиаса) – получила приказ продвигаться в провинцию Кунейтра к границе с Израилем. Там она должна присоединиться к палестинскому ополчению Лиуа аль-Кудс (Иерусалимская бригада), которое продвигается к израильской границе своим путем. Одновременно 39-я и 40-я бригады покидают городок Израа и через перевал Нассиб, уже взятый под контроль "Силами Гиата", движутся на юг провинции Дераа.

Ожидается, что до конца недели в этом же направлении начнет движение и знаменитая бригада "Тигры". Над некоторыми населенными пунктами Дераа, которые пока еще контролируются джихадистами, уже появились вертолеты правительственных сил, разбрасывающие листовки с призывами к переговорам и обещаниями эвакуации в "заповедник гоблинов", то есть в Идлиб. 

В результате этого наступления правительственные силы займут всю юго-западную Сирию, завершив тем самым освобождение страны (за исключением все того же "заповедника гоблинов").

По ряду данных, операция была обеспечена масштабным секретным соглашением между Россией, Ираном, Израилем и Дамаском.

Согласно этому соглашению, Израиль не будет препятствовать восстановлению суверенитета Дамаска над юго-западной частью страны вплоть до временной границы на Голанских высотах и санкционирует присутствие в регионе палестинских частей, в частности Лиуа аль-Кудс. А Россия гарантирует, что на Голанских высотах, в провинциях Кунейтра и Дераа будут размещены только правительственные части Сирии алавитского, христианского, суннитского и смешанного состава. Шииты, кадровые части Ирана, части КСИР, а также "Хезболла" допущены туда не будут.

Параллельно Москва будет публично призывать к выводу с территории САР всех иностранных сил, включая иранские и турецкие войска. Эти договоренности были достигнуты 9 мая в Москве на встрече Владимира Путина и Биньямина Нетаньяху, а некоторые детали должны быть окончательно обговорены на следующей неделе, когда в Россию по приглашению министра обороны Сергея Шойгу прибудет его израильский коллега Авигдор Либерман.

Косвенно эту информацию подтвердил глава МИД России Сергей Лавров, заявив 30 мая на "примаковских чтениях" в Москве: "Что касается противостояния в Сирии между Израилем и Ираном, у нас есть договоренности по юго-западной зоне деэскалации, эти договоренности были достигнуты между Россией, США и Иорданией. О них прекрасно знал Израиль по мере их подготовки. Они предполагают, что эта зона деэскалации должна консолидировать стабильность и из этого региона должны быть выведены все несирийские силы. И я думаю, что это должно произойти как можно скорее".

Изначально Лавров говорил о районе Ат-Танф, который контролирует американский гарнизон и их "ручные бородачи", но в контексте упоминание "всех несирийских сил" прозвучало знаково. Прежде российский министр подобных словосочетаний не употреблял.

Если всё это так или почти так (возможны разночтения в деталях; например, Израилю не нравится наличие на Голанах любой дальнобойной артиллерии независимо от ее государственной и религиозной принадлежности), то операция на юго-западе Сирии не только закроет вопрос территориальной целостности страны (за исключением, опять же, Идлиба), но и создаст некий прообраз регионального равновесия сил уже не на внутрисирийском уровне, а несколько шире.

Сирийский конфликт, как известно, "матрешечный" – состоит из нескольких встроенных друг в друга "сфер противоречий", и собственно сирийские проблемы – лишь малая часть из них. А теперь Израиль получит реальную гарантию неприсутствия у своих границ иранских войск и вообще шиитов, что позволит устранить один из самых разрушительных факторов противостояния – ирано-израильский.

Это не излечит израильскую обеспокоенность полностью – у нее более глубокие корни, а потому Тель-Авив продолжает настаивать на праве следить за действиями персов на сирийской территории, понимая под "следить" превентивные воздушные удары. Но гарантом непроникновения шиитов в чувствительные для Израиля зоны теперь выступает Москва, а это уже предельно серьезный довод.

Именно этим, возможно, объясняется несколько холодный прием, который Сергей Лавров оказал иранскому министру Мохаммаду Джаваду Зарифу, что было воспринято многими наблюдателями чуть ли не как "предательство". Тегеран не хотел бы отдавать в прямом смысле слова завоеванные позиции вот так вот просто, но сейчас персам все-таки придется пойти на уступки. В конце концов, никто не мог поверить и в то, что Путину удастся уговорить Нетаньяху не делать резких движений во время наступления сирийских войск на Голаны и Дераа.

Жесткость антиасадовской позиции в Израиле все это не снизит, но смириться с восстановлением территориальной целостности Сирии Тель-Авиву придется.

Позиция США неизвестна, возможно, ее просто нет. К подобному повороту событий Вашингтон готов не был. Видимо, достаточный уровень секретности соблюдался не только в Москве и Дамаске, но и в Тель-Авиве, что по-своему удивительно и свидетельствует о том, что в Израиле подошли к соглашению с Россией и Дамаском очень серьезно.

Меж тем после освобождения Кунейтры и Дераа американская позиция у Ат-Танфа снова "провиснет". Американцам придется перейти к глухой обороне совершенно бессмысленной и никому не нужной позиции, теряя к тому же поддержку Иордании. Все это печально для Вашингтона, но они сами виноваты. Главное, что сейчас достигнуто первое региональное соглашение, которое может реально снизить градус напряженности и при этом не ущемляет права Сирии как самостоятельного субъекта.

Если все решится так, как задумано, можно будет говорить о самом крупном успехе российской дипломатии на Ближнем Востоке за последние тридцать лет.

Текст: Евгений Крутиков
 

 

2014 г.