В понедельник "по инициативе узбекской стороны состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Президентом Республики Узбекистан Шавкатом Мирзиёевым", сообщил официальный сайт президента России kremlin.ru. "Обсуждён ход реализации договорённостей, достигнутых по итогам государственного визита президента Узбекистана в Россию в апреле 2017 года. Подтверждена обоюдная заинтересованность в дальнейшем укреплении стратегического партнёрства и сотрудничества двух стран в политической, торгово-экономической и других сферах. При обмене мнениями по международным делам Шавкат Мирзиёев поделился впечатлениями от недавнего официального визита в США", — указывается в сообщении.

Незримый конкурс щедрости дающих рук

Скупые строки кремлёвского официоза по-разному интерпретировали на лентах информационных агентств. Казахский новостной портал Kaznews сделал упор на обсуждении президентами визита Мирзиёева в США. И это не случайно. Наши среднеазиатские партнёры начали понимать, что их заокеанская "многовекторность" вызывает в Москве определённую настороженность.

Ведь под сурдинку разговоров о развитии инвестиционных контактов с американцами президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, например, привёз из Вашингтона соглашение об использовании военными США портов Курык и Актау на Каспийском море. Теперь эту неприятную новость "переваривают" правительства прикаспийских государств и коллеги Назарбаева по ОДКБ.

Шавкат Мирзиёев тоже вернулся из Америки не с пустыми руками – с первым пятилетним планом военного взаимодействия Узбекистана и США. Этот главный для американцев результат визита узбекского президента местные СМИ тщательно прикрыли в обертку двусторонних документов (порядка 10 штук) экономической направленности.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что большинство этих документов оформлены как меморандумы о намерениях, а те, что уже в краткосрочный период можно применить с практической пользой для экономки, служат для продвижения американской продукции на узбекский рынок.

Так, в ходе визита стороны договорились о поставке газовой турбины компании General Electric для строительства нового парогазового блока Ташкентской ТЭС. Есть ещё соглашение о представлении американцами технологии строительства генерации электрической энергии с использованием высокозольного угля.

Кто заплатит за этот "инвестиционный прорыв"? Конечно, Узбекистан. Для этого Шавкат Мирзиёев подписал с президентом Всемирного банка Джим Ён Кимом кредитные соглашения на общую сумму 940 миллионов долларов. Вся щедрость вашингтонской администрации уложилась в эту финансовую протекцию.

Надо сказать, американский бизнес и ранее не баловал Ташкент серьёзными инвестиционными проектами, но если уж заходил в Узбекистан, то на предельно льготных условиях. Буквально расталкивал локтями всех потенциальных конкурентов. Достаточно вспомнить сотрудничество узбекских автостроителей с корпорацией General Motors.

Сейчас они совместно наладили в стране производство легковых автомобилей. Под этот проект правительство Узбекистана создало для американцев беспрецедентно льготные условия. Производство GM защитили высокими таможенными пошлинами на ввозимые легковушки.

В Ташкенте даже придумали, как поставить барьер на пути автомашин из стран-партнёров (в частности, России), торговые договоры с которыми исключают применение таможенных пошлин. На этот случай Узбекистан ввёл косвенный налог-акциз и НДС на ввозимые автомобили, разом задрав их цену почти на 30%.

Тепличные условия для General Motors не привели к существенному росту товарооборота между Узбекистаном и США. По итогам 2017 года он чуть-чуть превысил 210 миллионов долларов. (Для сравнения, прошлогодний товарооборот Узбекистана с Россией приблизился к отметке в $4 миллиарда.)

Есть отличие и в масштабности инвестиционным проектов. В нынешнем апреле российский ЛУКОЙЛ запустил в Узбекистане Кандымский газоперерабатывающий завод. Этот проект обошёлся компании в $3,4 миллиарда. Теперь у Ташкента появилась возможность стать крупным поставщиком (8 млрд. кубометров в год) товарного газа в Китай.

Кстати, ЛУКОЙЛ уже вложил в Узбекистан около $7 миллиардов и собирается увеличить свои инвестиции ещё на треть. И это только статистика по одной компании, начисто перекрывающая американские вложения в Узбекистан. Тем не менее, Шавкат Мирзиёев ищет своё счастье в Вашингтоне.

Заокеанские планы Шавката Мирзиёева

Активность узбекского и казахского президентов на американском направлении эксперты связывают с западными санкциями против России. Говорят, так Назарбаев и Мирзиёев защищают свои страны от возможных экономических проблем, потому что уже не могут серьёзно рассчитывать на поддержку и помощь ослабленной России.

Однако договоры, которые привезли домой лидеры двух стран из Вашингтона, выходят далеко за рамки экономических интересов. И в первом и во втором случае видится стремление снискать лояльность американцев, поддержав их геополитику в Центральной Азии.

Ташкент на этот путь встал ещё в 1999 году. Тогда президент Ислам Каримов вышел из ОДКБ – Организации Договора о коллективной безопасности (между прочим, в то время его ещё называли "Ташкентский пакт", поскольку он был подписан в столице Узбекистана) и подался в ГУАМ.

Эту региональную организацию, составленную из Грузии, Украины, Азербайджана и Молдавии, выпестовали Соединённые Штаты для политического давления на Россию. Каримов вписался в неё вполне органично, заменив многовекторность на американский вектор.

В Узбекистане появилась военная база США, американское снаряжение, вооружение и даже инструкторы. Большая военно-политическая любовь с Америкой продлилась до 2005 года. То было неспокойное время для Центральной Азии. Весной народное восстание в Кыргызстане свергло президента страны Аскара Акаева. Заволновались люди и в соседних регионах.

В мае начались волнения в узбекском Андижане. В них активно включилась вооружённая группа из соседней Киргизии. В ответ президент Каримов ввёл в город подразделения военных и милиции и жестко подавил волнения (по официальным данным погибли 187 человек, правозащитники называют кратно большие цифры).

Американская администрация резко осудила действия узбекского лидера. Ислам Каримов сильно на это обиделся. Закрыл военную базу США, сократил до минимума контакты с Америкой. Былая любовь ушла в узбекский песок. Узбекистан снова вернулся в знакомую компанию участников "Ташкентского пакта". Впрочем, ненадолго.

Американцы со временем снизили градус своей критики Каримова, а он согласился на возобновление военных поставок для американской группировки в Афганистане через территорию Узбекистана. К 2013 году этот маршрут стал основным на пути снабжения американского контингента. По нему пошло порядка 70 процентов военных грузов.

В этот же период друзья-партнёры снова начали сближение во взаимном военно-техническом сотрудничестве. В Ташкенте побывала американская делегация, которая определилась с поставками военной техники и оборудования, "не пригодного для репрессий против мирного населения".

"Непригодными для репрессий" были признаны приборы ночного видения, средства разминирования и радиоразведки, бронеавтомобили и ремонтно-эвакуационная техника для их поддержки, оборудование для сканирования местности с воздуха и прочие предметы "не летального характера".

На этой уже удобренной политической почве возрос первый пятилетний план военного взаимодействия Узбекистана и США, с которым вернулся в Ташкент Шавкат Мирзиёев. Его подробности пока не раскрываются. Осведомлённые эксперты говорят, что при поддержке американских специалистов президент Мирзиёев рассчитывает повысить боеспособность своей армии.

Среди ставших известными деталей плана упоминается переобучение с помощью американцев узбекских сил специального назначения и погранконтроля, оснащение их новой амуницией и вооружением, закупка очередной партии бронетранспортёров и вспомогательной техники.

Говорят, на встречах в Вашингтоне Шавкат Мирзиёев обсудил возможность обучения узбекских курсантов в военных учебных заведениях США. Скорее всего, он нашёл понимание у вашингтонских партнёров. Ведь у них есть пример такого сотрудничества с "многовекторным" соседом Мирзиёева Нурсултаном Назарбаевым. Казахстанские курсанты уже прошли обучение в старейшей военной академии США – Вест-Пойнте.

И всё-таки, несмотря на горячий приём в высоких кабинетах Вашингтона, Шавкат Мирзиёев поторопился объясниться с российским президентом. Для этого есть несколько причин. Главная из них кроется в том, что взаимовыгодное сотрудничество с Америкой представляет собой сотрудничество, выгодное, прежде всего, самим американцам.

В Ташкенте было достаточно примеров убедиться в этом. Так что новый акт узбекско-американской любви вряд ли поднимет уровень взаимной торговли между Узбекистаном и США до российских показателей. (Вспомним товарооборот прошлого года $210 млн. с Америкой и $4 млрд. с Россией). То же касается и инвестиций, так важных для узбекской экономики.

Похожее положение сложилось и в военном сотрудничестве. Сегодня у армии Узбекистана всё ещё советское вооружение. Помочь обновить его Мирзиёеву пообещал президент Путин. Причём, оговорена серьёзная льгота – новые поставки нашего современного оружия пойдут по внутренним российским ценам.

Похоже, эта преференция ввергла узбекского лидера в такую многовекторность, которая больше напомнила примитивное "споём и спляшем и нашим и вашим". Врочем, президент Узбекистана ещё не исчерпал шанс выработать внешнюю политику, реально повышающую благополучие Узбекистана, делающую его сильнее. Скорее всего, Шавкат Мирзиёев осознал, что без поддержки России у него это не получится... и позвонил Владимиру Путину.

Автор: Геннадий Грановский

 

 

2014 г.