Российские ПВО могут казаться грозными в рамках своей все более изощренной способности при ограничении доступа и манёвра над Москвой. Однако защита районов этими системами далека от непроницаемых пузырей систем противовоздушной обороны или "железных куполов", как их называют некоторые аналитики. Хотя и верно то, что многоуровневая и интегрированная противовоздушная оборона может эффективно увеличить потери летного состава и самолетов при атаке с больших площадей воздушного пространства обычными боевыми самолетами четвертого поколения, такими как Super Hornet Boeing F / A-18E / F или Lockheed Martin F-16 Fighting Falcon, все же эти системы имеют свою ахиллесову пяту.

Российские подразделения ПВО по-прежнему будут бороться за то, чтобы точно поразить самолеты-невидимки пятого поколения, такие как Lockheed Martin F-22 Raptor или F-35 Joint Strike Fighter. "С точки зрения создания жизнеспособной противовоздушной обороны против противников обладающих самолетами пятого поколения, совершенно ясно, как Россия пытается решить проблему скрытности", – сказал Майк Кофман, научный сотрудник, специализирующийся на российских вооружениях в CNA Corporation во время своего интервью журналу The National Interest.

"Современные радиолокаторы России, ее разнообразные мощные ракеты и системы, с помощью которых они пытаются объединить большие объемы данных для организации более мощной противовоздушной обороны, приведет к тому, что деятельность западных военно-воздушных сил вскоре поделится на две составляющие. В будущем, после того как такие системы появятся в Китае, Иране и других региональных державах ВВС поделятся на тех, кто сможет проникнуть сквозь передовые средства ПВО и остаться там живым в случае глобального сражения, и тех, кому поручат бомбить ИГИЛ или его преемника".

Усовершенствованное российское противовоздушное оружие S-300, S-400 и ожидаемое S-500 оснащено системами, предназначенными для обнаружения и отслеживания малозаметных (МЗ) самолетов, таких как F-22 и F- 35. Однако, как я уже отмечал ранее, весь вопрос крутится вокруг весьма принципиальных физических вопросов. Проблема для Москвы заключается в том, что, хотя российские радары раннего предупреждения и захвата цели, действующие в УКВ, ДМВ, L и S диапазонах, могут обнаруживать и даже отслеживать тактические истребители-невидимки, все равно эти системы неспособны на качественное радиолокационное слежение.

"Россия инвестировала в низкочастотные радары раннего предупреждения, и некоторые варианты получились хорошими, но может ли она использовать их для того, чтобы собрать хорошую картинку из множества данных и обработать ее таким образом, чтобы получить след малозаметного самолета?" – задает риторический вопрос Кофман.

Физика диктует нам условие, состоящее в том, что тактический самолет-невидимка размером с истребитель должен быть оптимизирован таким образом, чтобы подавлять высокочастотные сигналы C, X и Ku диапазона, которые используются радарами управления огнем.

Все должностные лица в соответственной отрасли производства, а также руководители ВВС и ВМФ согласны с тем, что как только длина волны превышает определенный порог и вызывает резонансный эффект, который обычно встречается в верхней части S-диапазона, так сразу в сигнатуре воздушного судна малой заметности происходит "ступенчатое изменение". Как правило, этот резонансный эффект возникает, когда хвостовой плавник самолета в восемь раз меньше конкретной длины волны.

Фактически, при производстве небольших летательных аппаратов, выполненных по технологии "стелс", которые не имеют 2 или более футов покрытия выполненного на основе радиолокационных абсорбирующих материалов на поверхности, приходится идти на компромисс относительно того, под какие частотные диапазоны следует оптимизировать такие самолеты. Это означает, что тактические истребители, выполненные по технологии "стелс" можно увидеть только на радарах, работающих на более низких частотных диапазонах, таких как S или L или даже на более низких частотах.

Большие летательные аппараты типа Northrop Grumman B-2 Spirit или предстоящий B-21 не имеют многих характеристик планера летательного аппарата из тех, что вызывают резонансный эффект, и потому намного эффективнее, чем низкочастотные радары, которые против них будут применять.

Для русских решение проблемы нацеливания на малозаметный самолет — это то, над чем они продолжают работать, но вряд ли Москва решила эту задачу. Большие инвестиции России в различные уровни ПВО говорят нам о том, что Кремль считает, что основная угроза его сухопутным войскам исходит от авиации США. "Таким образом, победа над технологиями "стелс" является одним из главных приоритетов Москвы", - отмечает Кофман, и Кремль для этого выделил много ресурсов.

Россия попыталась использовать несколько разных методов для преодоления "стелс-технологий". Среди них — создание узкой интегрированной сети противовоздушной обороны с несколькими радарами, которые пытаются взглянуть на один и тот же самолет с разных сторон. Но насколько эффективными были эти усилия, является открытым вопросом.

"Здорово, когда Вы можете увидеть самолет или его части. Однако основной задачей сегодня является получить такую точность, чтобы вы могли уверенно запустить ракету поближе к цели," – сказал Кофман. Несмотря на то, что русские и китайцы еще не решили эту проблему, становится очевидно, что скрытность становится гораздо менее выгодной с течением времени, хотя, возможно, все еще по прежнему остается дорогостоящей. В конце концов, Москва найдет решение проблемы скрытности, поскольку циклическая борьба между наступлением и обороной продолжается до бесконечности — это всего лишь вопрос времени.

Дейв Маджумдар, редактор National Interest. Вы можете следить за ним в Twitter: @ davemajumdar.

 
2014 г.