Недавние военные игры, проведенные стратегическим исследовательским центром Rand Сorporation, вновь привлекли широкое внимание к дискуссии о "новой холодной войне". Игры были в очередной раз посвящены анализу сценария нападения России на страны Балтии. Их результаты однозначно свидетельствуют о том, что НАТО окажется не в состоянии предотвратить оккупацию российскими войсками балтийских стран, если будет полагаться на обычные вооружения, имеющиеся на данный момент.

Эти военные игры имеют огромное значение для понимания тактической и оперативной обстановки, которая затем служит в качестве исходной информации для анализа и принятия стратегических решений. Однако, на этот раз заголовки статей в западных СМИ, посвященных результатам военных игр, не столько проясняют, сколько еще больше запутывают отношения между НАТО и Россией.

Короче говоря, суть в том, что с момента создания альянса стратеги НАТО никогда не заявляли о том, что он остановит советские или российские войска на своей границе. Напротив, политическая ответственность НАТО всегда подкреплялась угрозой расширения любого конфликта до войны таких масштабов, что Советы не захотят в ней участвовать. Сегодня, как и в 1949 году, НАТО предлагает тактику сдерживания за счет угрозы эскалации конфликта.

Прежде всего, следует прояснить, что с момента создания НАТО до семидесятых годов западные военные стратеги всегда осознавали, что страны Варшавского блока способны легко выиграть войну в Европе обычными вооружениями. Военные планы крупных держав НАТО часто сводились, почти буквально, к тому, чтобы достичь пролива Ла-Манш раньше советских танков. Стратеги НАТО предполагали необходимость активного использования тактического ядерного оружия для замедления советского наступления. Разумеется, они понимали, что это неизбежно повлечет за собой адекватный ответ со стороны Советов. Следует отметить, что Советский Союз также был готов к подобному развитию событий.

Предположение о том, что НАТО неизбежно потерпит поражение в случае конфликта обычными вооружениями, не противоречило идее, что альянс сыграет важную роль в сдерживании войны. Прежде всего, силы НАТО наверняка сильно осложнили бы положение Советского Союза. Победа над британо-германо-американскими силами могла бы обойтись СССР намного дороже, чем разгром Западной Германии в случае, если бы она сражалась в одиночку. Более того, инициируя расширение масштабов войны, НАТО могло бы создать дополнительные издержки для Советов в других частях мира. Подавляющее превосходство военно-морских сил и дальней авиации НАТО оказалось бы катастрофическим для советских интересов за пределами Евразии, даже если бы Советы полностью доминировали на центральном фронте в Европе.

Самое главное, что угроза нанесения Францией, Великобританией и Соединенными Штатами стратегических ядерных ударов по Советскому Союзу в ответ на успешное наступление с использованием обычных вооруженных сил, заставила бы Москву остановиться. Даже если бы американский президент отказался обменять Берлин на Нью-Йорк, Советам доставил бы немалое беспокойство остальной потенциал ядерного сдерживания НАТО.

Надежда на то, что НАТО сможет победить Варшавский блок в прямом военном столкновении, возникла лишь после войны Судного дня. В этом конфликте применение обычных боеприпасов точного наведения привело к таким огромным потерям среди наступающих сил противника (как на Голанских высотах, так и на Синайском полуострове), что американские военные стратеги поверили, что они смогут остановить советское вторжение.

Будучи развернутыми на оборонительных рубежах таким образом, чтобы направить наступающую Красную Армию в обширные "огненные мешки", заранее подготовленные для уничтожения противника, силы НАТО могли бы существенно измотать и ослабить советское наступление и предотвратить захват позиций на территории Германии. Такая оборонительная тактика помогла бы выиграть время для переброски дополнительных сил и военной техники из Соединенных Штатов в Европу, чтобы провести наступательные операции по всей глубине оперативного построения противника против логистических и коммуникационных центров Варшавского пакта в Восточной Европе и нанести удар по советским интересам в других частях мира.

После 1982 года была принята доктрина воздушно-наземного боя (воздушно-наземных операций), поскольку американские военачальники приобрели большую уверенность в своей способности нанести поражение Красной Армии в прямом столкновении. Координация действий между сухопутными силами и ВВС позволила бы атаковать по всей глубине советского боевого порядка, обратив в тотальный хаос грозную Красную Армию и армии восточноевропейских союзников СССР.

В то же время военно-морские силы США готовились к нападению непосредственно на советскую периферию с помощью авиаударов и десантных операций, а также к нанесению ударов по главным бастионам грандиозного советского военного флота. Все это не было, в сущности, связано с защитой какой-либо конкретной территории НАТО. Военные стратеги допускали, что Советы могли добиться как минимум некоторых успехов на начальном этапе любого вероятного сценария вторжения.

В этом контексте, нынешние новости о том, что Россия способна одержать победу в локальном конфликте с применением обычных вооружений против небольших стран НАТО, расположенных на восточных рубежах альянса, становится гораздо менее тревожными, чем может показаться на первый взгляд. За исключением (возможно) краткого периода уязвимости в начале девяностых годов, Россия всегда обладала возможностью угрожать НАТО в случае конфликта с применением обычных вооружений.

Действительно, ведь военные стратеги НАТО даже не начинали планировать какую-либо оборону стран Балтии обычными средствами в течение довольно долгого периода после их присоединения к североатлантическому альянсу. Они исходили из предположения, что военная репутация альянса, и в частности его способность нанесения ответного удара по советским интересам в остальной части Европы, окажется достаточно сильным сдерживающим фактором.

Военные игры, проведенные RAND corporation, позволили прийти к выводу, что Россия способна захватить страны Балтии и, вероятно, удерживать их в течение некоторого времени. Тем не менее, с самого начала конфликта Москва столкнется с серьезными издержками, поскольку силы НАТО начнут наступление на Калининград, Приднестровье и другие российские плацдармы. Российский военно-морской флот в случае конфликта подвергнется, по всей вероятности, серьезной атаке со стороны подводных лодок и противолодочной авиации НАТО. Дальние ударные операции приведут к значительному ослаблению всей остальной части российских ВКС и ПВО.

Короче говоря, Россия действительно может захватить Прибалтику, но только ценой, значительно превышающей ценность этого захвата. Именно такой была тактика сдерживания НАТО в 1949 году, и, как отмечают военные аналитики, альянс снова вернулся к ней сегодня, почти три четверти века спустя.

Источник перевод для MixedNews — Игорь Абрамов

 

 

2014 г.