Читатели Переформата недавно познакомились с новой серией статей А.А. Клёсова, посвященных анализу работ по ископаемой ДНК (часть 1, часть 2), что были опубликованы в начале этого года несколькими интернациональными коллективами палеогенетиков. Масштаб этих исследований, действительно, можно сравнить со шквалом, потому что за три месяца авторы представили больше данных по полным геномам и Y-хромосоме, чем за все предшествующие годы. Однако для популяционных генетиков с их «широкогеномными» моделями количество пока не переросло в качество, что и стало главным предметом критического разбора Анатолия Алексеевича. По-прежнему идет жонглирование условными терминами наподобие «западных охотников-собирателей» или «неолитических фермеров», а подходы к анализу нескольких сот древних геномов ничем не отличаются от тех, что применялись, когда гаплотипы можно было пересчитать на пальцах одной руки.
 

 
Помимо расчетных моделей, страдающих свойством «восковой пластичности», одной из причин близорукости их авторов можно назвать то, что за деревьями геномных данных они не видят леса из Y-хромосомных ископаемых гаплотипов. Между тем их в общей сложности накопилось уже более 500, а это означает, что их пора перестать рассматривать в качестве маргинальных данных, как это сейчас сплошь и рядом случается. Более того, назрела необходимость систематизировать имеющиеся сведения по ископаемой Y-ДНК, чтобы выявить статистику по эпохам и регионам, а также понять, где эти данные можно считать статистически достоверными, а где еще предстоит большая работа по сбору материала. Автор этой статьи постарался провести сортировку опубликованных данных, результатом которой стала серия из исторических гаплокарт, что размещена на сайте Академии ДНК-генеалогии. Ниже следует их краткий обзор.


 

В качестве исходного материала использовались оригинальные работы по ископаемой ДНК, опубликованные с 2005 по август 2017 года, а также комментарии и уточнения специалистов в расшифровке Y-хромосомы, любезно размещенные Дж. Манко на ее портале Ancestral Journeys. Швейцарец К. Ротенштайнер и наши соотечественники В. Таганкин и С. Малышев формально считаются любителями, но язык не поворачивается их так назвать, поскольку по уровню анализа Y-хромосомы они намного превосходят дипломированных популяционных генетиков. Чтобы не распыляться по удаленным местам находок, гаплокарты были составлены только для Европы и Ближнего Востока. Не столь обильные данные по другим регионам (Сибирь, Китай, Монголия, Америка) пока вынесены за скобки. Сведения о гаплогруппах рассортированы по следующим категориям: C-M130, E-M96, G2a-P15, I2a1-P37.2, I2a2-P214, I-M170 (прочие), J-M304, R1a-M420 и R1b-M343. Все остальные гаплогруппы сведены в категорию «Прочие». Среди последних около половины составляют гаплотипы, которые не удается отнести к какой-либо из современных гаплогрупп, и они записаны в сводные гаплогруппы BT, СT, IJK и т.п. Причиной этого может быть как низкое качество древней ДНК, что не позволяет прочесть снипы многих гаплогрупп, так и их принадлежность к линиям и даже гаплогруппам, не дожившим до наших дней. Это особенно актуально для самых древних находок, как будет видно ниже. То же самое касается категории I-M170 (прочие), куда, помимо единичных находок из гаплогрупп I1 и I2c, занесено большое количество «недотипированных» гаплотипов с неясным отнесением.
 
Выбор указанных девяти категорий обусловлен тем, что соответствующие гаплогруппы чаще всего встречаются в находках древней ДНК из Европы и с Ближнего Востока, а потому их динамика во времени представляется наиболее информативной. Точки на карте нанесены в соответствии с опубликованными координатами археологических сайтов. Если в одном и том же сайте было несколько гаплотипов из одной и той же категории, то их количество отмечено цифрой рядом с точкой. Если на одном сайте присутствуют гаплотипы из 2-3 разных категорий, то они отображены в виде точки рядом с основной. Если выборка по тому или иному региону оказывается масштабной и разнообразной, то статистика по ней отображена в виде круговых диаграмм. Наконец, сортировка по времени следует формальному критерию – среднему арифметическому от опубликованных верхнего и нижнего пределов датировок, либо полученных радиоуглеродным методом, либо предсказанных из археологического контекста. В силу нередких больших разбросов в оценках подобное деление во многом условно, но если применять его последовательно, оно должно дать более объективную динамику, чем классификация по принципу хозяйственного уклада. Итак, после вступительной части переходим к собственно картам.
 

Палеолит и эпипалеолит


 
На карте собраны все пока немногочисленные находки, от самых ранних до конца X тысячелетия до н.э. Обращают на себя внимание гаплотипы из Бельгии, Чехии, Румынии (пещера Чокловина), России (стоянка Костёнки-12) и Палестины, отнесенные к сводным гаплогруппам BT, CT и IJK. Из-за невысокого покрытия пока нет возможности различить, принадлежат они к вымершим гаплогруппам или у них не читаются снипы каких-либо ныне существующих гаплогрупп. Можно надеяться, что по мере совершенствования техники от этих образцов удастся получить более полные результаты.
 
Близко к правому краю карты нанесена точка в Усть-Ишиме, где найдены самые древние на сегодняшний день останки анатомически современного человека, подтвержденные генетическим анализом. Недавно положение человека из Усть-Ишима на дереве гаплогрупп было уточнено. Из парагруппы K* он переместился в гаплогруппу K2b, предковую для азиатской NO. Та же самая гаплогруппа K2b сообщается для человека из пещеры Оасе в Румынии, ранее определенного как F*. Сюрпризом для исследователей в свое время стали находки гаплогруппы С у европейцев эпохи палеолита. Ныне в Европе эта гаплогруппа, точнее, определенная у людей палеолита европейская ветвь С1а-V20, встречается исключительно редко. Например, в выборке из 3249 русских, украинцев, белорусов и поляков есть всего 2 ее представителя.
 
В целом, данные по Y-ДНК времен палеолита пока слишком фрагментарны, чтобы делать из них далеко идущие выводы. Можно отметить, что в столь древнюю эпоху в Европе уже жили люди из гаплогрупп I и R1b, в Грузии – из J1, а в Палестине – из Е. Все они по сей день являются одними из основных для этих регионов. О древних корнях гаплогруппы I в Европе можно судить по приведенной ниже схеме, на которой помечены датировки и положение на ее древе находок ископаемой ДНК. Цветные прямоугольники обозначают ныне существующие ветви, а их длина соответствует временам жизни их самых недавних предков.
 

 
За пределами карты остались образцы из Прибайкалья (стоянка Мальта, 24 тыс. лет назад, гаплогруппа R*) и из штата Монтана в США (13 тыс. лет назад, гаплогруппа Q-L780).
 
11000 – 10000 лет назад


 
На это тысячелетие, в ходе которого на Ближнем Востоке начался переход к производящему типу хозяйства, приходится 13 образцов древней Y-ДНК. Внимание исследователей было закономерно привлечено к Ближнему Востоку и юго-востоку Европы. Находки, при всей их фрагментарности, следуют той же тенденции, что и в эпоху палеолита – в Европе отмечена европейская гаплогруппа I, в Передней Азии – поныне доминирующие там E, G2a и J. Помимо того, в могильнике Васильевка на Днепре найден самый ранний на сегодняшний день образец из гаплогруппы R1a, датируемый 8825-8561 гг. до н.э. прямым радиоуглеродным методом. Продолжаются находки R1b в Европе. На этот раз в Сербии, поселение Падина у Железных Ворот на Дунае. Подтверждения о миграции людей из Малой Азии на Балканы пока отсутствуют, хотя при столь малой статистике нельзя утверждать это однозначно. По Европе за пределами Сербии и Поднепровья данные пока отсутствуют, и о составе европейских генеалогических линий в то время можно судить только косвенно, по находкам последующих тысячелетий.
 
10000 – 9000 лет назад


 
Как и на предыдущей карте, имеются данные о 13 находках, в основном из тех же самых регионов. В Палестине по-прежнему отмечена гаплогруппа Е, в Грузии и Иране – J2. Для человека из пещеры Котиас-Клде (Котэ, как его неофициально назвали) на западе Грузии удалось установить довольно глубокий по иерархии снип SK1321, который характеризует ветвь, встречающуюся у 6-8% современных грузин и осетин. Эта находка дает представление о том, в какую глубокую древность могут уходить корни местного населения. В категории «Прочие» на Ближнем Востоке появляются гаплогруппы Т (Палестина), G2b и R (Иран). Гаплотипы гаплогруппы R из Ирана с датировкой 8000-7700 до н.э. (их 2) пока остаются «недотипированными», и по ним можно в будущем ожидать уточненной информации, принадлежат они к R1a, R1b, R2 или к ныне пресекшейся ветви. По Европе данных по-прежнему очень мало. Продолжаются находки гаплогруппы R1b в Восточной Европе. У образца из Латвии (могильник Звейниеки) был определен терминальный снип М73, у образца с Украины (Васильевка) – V88. Оба субклада ныне практически отсутствуют в Европе. Первый встречается у народов Средней Азии и евразийских степей, второй – в Средиземноморье и Центральной Африке. Образцы из Сербии пока «недотипированы».
 
9000 – 8000 лет назад


 
Эту карту можно назвать предвестницей будущего шквала данных, потому что на ней появляются две масштабные по меркам палеогенетики выборки из Сербии и с запада Турции. Статистика по ним отображена на круговых диаграммах. Обращает на себя внимание резкое различие в составе генеалогических линий не столь уж далеко отстоящих территориально групп населения. Западная часть Балканского полуострова по-прежнему остается местом обитания европейских гаплогрупп, в том числе R1b. Эта гаплогруппа была определена у человека из археологической культуры Лепенский Вир, хотя большинство исследователей из Сербии предполагали на основании косвенных соображений, что он из гаплогруппы R1a. На востоке Болгарии можно увидеть первую ласточку гаплогруппы G2a в Европе. Похоже, палеогенетикам удалось поймать самое начало перехода людей из Малой Азии на противоположный берег Босфора. В категории «Прочие» на западе Турции оказались 3 гаплотипа из гаплогруппы H2-P96, ранее известной как F3. Сейчас она встречается чрезвычайно редко, в основном на Ближнем Востоке, но в ископаемой ДНК она будет появляться и далее. Европа за пределами Балкан все еще остается белым пятном для палеогенетиков. В это тысячелетие она отметилась всего тремя находками, одна из которых – хорошо многим знакомый человек с Южного Оленьего Острова в Карелии из ветви R1a-YP1272. Украина, Иран и Палестина «взяли тайм-аут» на это время.
 
8000 – 7000 лет назад


 
Это уже долгожданный шквал, в ходе которого появляется новый лидер в исследовании древней ДНК. Это Венгрия, что приняла эстафетную палочку от Сербии. На ее территории этой эпохой датируется 41 гаплотип, что немало даже по меркам популяционной генетики современных народов. Люди из гаплогруппы G2a, в предыдущее тысячелетие начинавшие осваивать Европу, продвинулись до Балтики. Они доминируют в захоронениях в неолитических культурах Старчево и линейно-ленточной керамики, а о массовом характере их миграции можно судить по разнообразию ветвей гаплогруппы G2a, идентифицированных в ископаемых образцах в Европе. Положение находок на упрощенном дереве отмечено галочками на схеме внизу.
 

 
В качестве минорных линий к G2a в Венгрии и на Балканах оказываются найденные до того в ближневосточных выборках гаплогруппы E, H2, J2 и T. Вновь появляются находки из древнеевропейского субклада C-V20, что не попали в скромные по объему выборки за предшествующие тысячелетия. Люди из гаплогрупп I и R1b по-прежнему живут на Балканах и в Венгрии, но находятся там в меньшинстве. Наконец, впервые появляются данные по Испании и Швеции, а результаты по Латвия и украинскому Поднепровью дают возможность оценить гаплогруппный состав регионов Европы, сохраняющих присваивающий уклад хозяйства. В отличие от Венгрии и Германии, там все еще не найдено образцов из ближневосточных гаплогрупп, за единственным исключением человека из Карелии, у которого идентифицировали гаплогруппу J-M304.
 
7000 – 6000 лет назад


 
Шквал данных немного поутих в сравнении с предшествующим тысячелетием, но статистику по Венгрии по-прежнему можно считать достаточно репрезентативной. Эти образцы относятся к неолитической культуре Лендьель (с локальными вариантами), которую принято считать преемницей культуры линейно-ленточной керамики в этом регионе. Преемственность населения с предшествующим тысячелетием очевидна, о чем можно судить по почти идентичным (с учетом статистической погрешности) распределениям гаплогрупп. В венгерской выборке находится самый ранний подтвержденный образец из гаплогруппы I1, ныне одной из основных у германоязычных народов. Это человек жил почти на 3 тысячелетия раньше предка нынешних носителей этой гаплогруппы. За пределами Венгрии и Балкан данных немного, но они весьма показательны. В Поволжье в захоронениях Хвалынской культуры идентифицированы образцы из гаплогрупп Q1a, R1a и R1b. Компанию им составляют R1a и R1b с Украины (могильник Вовниги) и из Латвии (могильник Звейниеки), соответственно. На территории Каталонии появляются люди из ближневосточных гаплогрупп G2a и E (E-V13), отнесенные к культуре кардиальной керамики (она же «импрессо»), которая охватывала побережье Средиземного моря от Хорватии до Гибралтара. Довольно неожиданной оказалась находка людей их субклада L-M27 в Армении. В настоящее время его ареал ограничен югом Индии, причем предок «дравидской» ветви жил существенно позже – 4500±700 лет назад.
 
6000 – 5000 лет назад


 
Это тысячелетие должно было бы привлечь особое внимание сторонников курганной гипотезы, поскольку, согласно ее доводам, именно в это время начался распад протоиндоевропейской диалектной общности в прикаспийских степях. Однако данные по этому региону практически отсутствуют, за исключением трех образцов из Самарской области, все из R1b-Z2103. Это те самые «ямники», которые в свое время вызвали бурную дискуссии по поводу того, мигрировали они в Западную Европу или нет. Продолжаются находки R1a на Русской равнине, на этот раз в Жижицкой культуре с Валдайской возвышенности. Ее считают локальным вариантом культуры ямочно-гребенчатой керамики, в которой R1a также находили. Впервые появляются ископаемые гаплотипы с территории Польши. Люди из культуры шаровых амфор оказались «палеоевропейцами» по происхождению. На западе Украины (пещера Вертеба) проанализировали останки из Трипольской культуры, и определили G2a-P303 и «недотипированную» (?) E. Внимание исследователей из Испании переключилось на Страну Басков, которую, судя по все еще фрагментарным данным, тогда населяли преимущественно носители гаплогруппы I. Такая же ситуация в Шотландии и, видимо, в Англии, по которым это самые ранние из опубликованных данных. Наконец, на севере Германии появляются первые находки R1b за пределами Восточной Европы и Балкан. Оба образца пока не проанализированы в полной мере, и их субклады установить не удается. Один отнесён к группе Баальберге (локальному варианту культуры воронковидных кубков), для второго археологический контекст не сообщается. Их соседи по захоронениям представляют гаплогруппы I, G2a и, видимо, «недотипированную» R1.
 
5000 – 4500 лет назад


 
По III тысячелетию до н.э. находок оказалось так много, а их динамика столь показательна, что для наглядности их массив был поделен на 2 части по хронологическому принципу. Первой половиной тысячелетия датируется появление культур ранней бронзы в Европе, а потому внимание исследователей они привлекали в первую очередь. В прикаспийских степях это ямная и полтавкинская культуры, в которых доминирует субклад R1b-Z2103. По северу Европы есть не столь масштабная, но показательная выборка из культуры шнуровой керамики, которую характеризует гаплогруппа R1a. У образцов из Эстонии идентифицировали европейский субклад Z283. «Моногаплогруппность» этих выборок немного разбавляют образцы R1a-Z94 из Самарской области (полтавкинская культура) и R1b из Польши и Германии (субклады не определены, культура шнуровой керамики). Пик находок из культуры колоколовидных кубков приходится на вторую половину тысячелетия, а более ранним временем датируется 3 образца, все из Германии. У одного из них, с калиброванной радиоуглеродной датировкой 2572-2512 до н.э., определен снип P312. Очевидно, это самая ранняя подтвержденная находка из западноевропейского субклада R1b-L51. Образцы из гаплогруппы I с территории Польши и Украины отнесены к культуре шаровидных амфор, о которой уже шла речь в обсуждении предыдущей карты. Впервые за долгое время отсутствуют данные по Венгрии. Балканы представлены пятью образцами, один из которых оказался из субклада R1b-Z2103. Он датируется 2884-2666 гг. до н.э. и отнесен к вучедольской культуре. На территории Испании, Франции и Великобритании находок из гаплогруппы R1b пока нет, за исключением единственного образца из Барселоны с датировкой 2850-2250 до н.э. Однако его нельзя назвать «классическим эрбином», потому что общий для всех европейских ветвей R1b снип М269 у него отрицателен. К списку ископаемых R1b присоединяется Закавказье, но, как и древний «каталонец», образец из Армении дал негативный результат на снип М269. Его терминальный снип L389 находится близко к основанию древа гаплогруппы.
 
4500 – 4000 лет назад


 
Второй порыв шквала данных принес большой массив находок R1b, в том числе из европейских субкладов U106, P312, U152 и L21. Последние были найдены на Британских Островах, где до сих пор ветвь R1b-L21 является основной генеалогической линией. Впечатляющий перевес эрбинов надо всеми остальными на этой карте создается за счет данных из статьи Olalde с соавторами, в которой целенаправленно тестировали останки людей из культуры колоколовилных кубков. Неожиданные результаты принесли данные с Пиренейского полуострова, где, согласно доводам археологов, зародилась эта культура. Из 9 образцов, в том числе 5 из Страны Басков, оказался только один носитель гаплогруппы R1b, также из Каталонии и также без подтвержденного снипа М269. Впрочем, его данные еще не прошли проверку у экспертов, а потому следует дождаться результатов их анализа. Остальные образцы, как и на предыдущей карте, представляют гаплогруппы «Старой Европы», хотя по археологическому контексту они из культуры колоколовидных кубков. На севере Германии, помимо образцов из культуры колоколовидных кубков, тестировали останки людей из культур шнуровой керамики и более поздней унетицкой (сайты Эсперштедт и Ойлау), которые дали перевес гаплогрупп R1a и I над R1b. На карте вновь появляется Венгрия, на этот раз с 7 образцами из культуры колоколовидных кубков и одним из наследовавшей ей культуры Ватя. Из них только 3 приходится на R1b. К востоку от Балтийского моря продолжаются находки R1a, а также сообщается о, видимо, самом раннем образце из гаплогруппы N-M178 в Европе. Авторы исследования датировали его серединой III тысячелетия до н.э. по археологическому контексту, и в отсутствие прямой датировки оценка остается сугубо предварительной. В заволжских степях этим временем датируются находки из Синташтинской культуры, у которых идентифицировали ветви R1a-Z2124 > Z2123 и R1a-Z2124 > S23592. Обе они до сих пор распространены у народов Великой Степи или их потомков, от литовских татар на западе до алтайцев на востоке. Наконец, на Крите, в Турции и Палестине найдены очередные образцы из гаплогрупп J1 и J2, что вряд ли можно назвать сюрпризом.
 
4000 – 3000 лет назад


 
Вслед за шквалом вновь наступает если не штиль, то явное затишье. По многим регионам, в том числе Испании, данные отсутствуют, а по другим они количественно уступают предыдущим. На Британских Островах продолжаются находки R1b, среди которых по-прежнему преобладает ветвь L21. На Германию приходится всего 2 образца, один из которых принадлежит к субкладу R1a-Z280, ныне основной генеалогической линии Восточной Европы. Его археологический контекст неясен, потому что образец был извлечен из слоя, относящегося к неолитической культуре линейно-ленточной керамики, и только радиоуглеродный метод показал, что он не имеет к ней отношения. Находки из Венгрии немногочисленны, но, как и в предыдущем тысячелетии, там налицо довольно пестрый набор гаплогрупп. Примечателен образец из ветви J2b-L283 из Хорватии c датировкой 1700-1500 гг. до н.э. На Балканы приходится самая высокая доля этой ветви среди современного населения, а начало ее роста датируется примерно тем же временем – 3800±400 лет назад. Второй, более поздний (1209-1009 до н.э.) образец из той же самой ветви найден в Армении, где она практически отсутствует среди современного населения. Далее на восток от Венгрии следуют находки R1a, из которых в срубной культуре из заволжских степей идентифицировали субклад Z93, как и в предшествовавшей синташтинской культуре. Он же был определен в образце из Болгарии с датировкой 1750-1625 до н.э. В Армении, помимо уже упомянутого образца J2b-L283, найдены 2 носителя ветви E1b-L795 и один R1b-P297. Последний, возможно, «недотипирован», потому что у современных армян на первом месте идет R1b-Z2103. Греция минойского и микенского периодов представлена находками из ветвей G2a-P303 и J2a-L26, соответственно. Наконец, сообщается о двух образцах из древнего финикийского города Сидона (современная Сайда в Ливане) 3700-летней давности. Они представляют гаплогруппы J1-P58 и J2b-M12, которые до сих пор широко распространены в Ливане.
 
3000 – 2000 лет назад


 
После «ревущих сороковых» ранней бронзы наступают «конские широты» железного века. Лидерство по находкам древней ДНК переходит к Алтаю, оставшемуся за пределами карт. В Европе повсеместно распространяется обряд кремации, что не может не сказаться на количестве и качестве материала. Если бы не исследованный еще 12 лет назад могильник в Лихтенштейнской пещере на севере Германии, то вся Западная и Центральная Европа была бы сплошным белым пятном для палеогенетики, и это при том, что этнический ландшафт современной Европы начал складываться именно в эту эпоху. В Восточной Европе ситуация чуть получше за счет недавнего масштабного исследования ископаемой ДНК из Прибалтики. Там по-прежнему находят гаплогруппу R1a, а широко распространенная там ныне гаплогруппа N пока ускользает от исследователей. Ее нашли далеко от Прибалтики – в Венгрии, в захоронении короткоживущей культуры Мезёчат, которая описана в основном в публикациях на венгерском языке, а потому мало знакома международному сообществу. Самые поздние по датировкам образцы с карты приходятся на хорошо уже знакомые заволжские степи. Они взяты из скифских и сарматских захоронений III-IV веков до н.э. Вполне предсказуемо, у них идентифицировали гаплогруппы R1b (субклад не определяли) и R1a-Z2123. Наконец, началом I тысячелетия до н.э. датируются образцы из Армении и Ирана, надежно отнесенные к субкладу R1b-Z2103, который в настоящее время доминирует среди генеалогических линий Армянского Нагорья.
 
Современность


 
Европа последних двух тысячелетий пока не привлекла внимания специалистов из ведущих лабораторий. Находки делаются от случая к случаю, а экспериментальный уровень их изучения зачастую оставляет желать лучшего. По этой причине пока нет возможности составить гаплокарты для античности и Средних Веков. Чтобы читатель мог получить представление о преемственности генеалогических линий в регионах, охваченных исследованиями палеогенетиков, предлагается карта со статистикой по тем же самым категориям для Испании, Англии, Германии, Латвии, Венгрии, Сербии, Болгарии, Турции, Армении, Ирана и Ливана. При сравнении следует иметь в виду, что линии из категорий E, I (прочие) и I2a1 в современной Европе не перетекают плавно из линий, найденных в ископаемой ДНК. Они представлены в основном сравнительно молодыми ветвями E-V13 (3800±400 лет до предка), I1-M253 (4200±400 лет) и I2a-CTS10228 (2200±230 лет). Другие ветви этих гаплогрупп встречаются у европейцев крайне редко, и восходят либо к чудом дожившими до наших дней реликтами древних эпох, либо к потомкам недавних переселенцев из Передней Азии и Северной Африки.
 
На этом путешествие во времени можно считать законченным. Чтобы в полной мере осмыслить его результаты, требуется время и более детальное знакомство с исходным материалом. Автор сознательно не стал касаться анализа митохондриальной ДНК и аутосомных снипов во избежание того, чтобы обзор не превратился в нечто аморфное и неконкретное, как это нередко случается со статьями даже в самых престижных журналах. Желающие сами могут проделать совместный анализ, для которого, как автор надеется, систематизированные данные из исторических гаплокарт окажутся хорошей стартовой точкой. Эта версия обзора не предназначена для академической публикации, а потому здесь опущен список литературы. Ссылки на оригинальные исследования желающие могут найти на уже упоминавшемся проекте Ancestral Journeys либо обратиться к автору, если возникнут проблемы с поиском.
 
В заключение, хотелось бы обратить внимание на несколько проблем, которые не были столь очевидны ранее, но выявились в ходе систематизации материала по ископаемой Y-ДНК. Первая – это время появления в Европе людей из доминирующей там ныне гаплогруппы R1 и их возможные пути. Как следует из данных, нанесенных на карты, первые находки как R1a, так и R1b в Восточной Европе датируются очень ранними временами (10000 лет назад и ранее), и они следуют далее без выраженных разрывов. По Западной и Центральной Европе репрезентативные данные начинают поступать только с VI тысячелетия до н.э., а потому сейчас нет возможности как-либо очертить западную границу ареала будущих ариев и эрбинов в эпоху мезолита. Ключевые для решения проблемы находки с территории Польши, Белоруссии, Чехии, Словакии и Украины пока отсутствуют. Формально, по Украине находок много, но они почти все ограничены одним местом (днепровскими порогами) и временем (мезолит и ранний неолит).
 
Вторая проблема касается происхождения и связей первых культур бронзового века в Европе – шнуровой керамики и колоколовидных кубков. Авторы работ по геномному анализу, вслед за археологами – сторонниками курганной гипотезы, приводят доводы об их происхождении в причерноморских степях, но данные с гаплокарт противоречат такой трактовке. Не согласуются они и с гипотезой, что культура колоколовидных кубков зародилась на Пиренейском полуострове в среде носителей ветви R1b-L51, которые затем разнесли ее артефакты вплоть до Польши и Венгрии. В Испании III тысячелетия до н.э. на сегодняшний день обнаружили всего 2 образца R1b из выборки в 24, причем оба – на крайнем северо-востоке региона, а, как минимум, один из них не принадлежит к субкладу L51. Либо археологи напутали с датировками и путями распространения этой культуры, либо изначально она зародилась не в среде эрбинов, и они только «подхватили» ее у древнего населения Западной Европы. Ключевые данные к решению загадки можно было бы получить из находок с территории Франции, Бельгии и Нидерландов, но их также пока нет.
 
Третья проблема, что пока ждет своего решения – это время появления людей из гаплогруппы N на севере Европы, пути их миграции и роль в этногенезе народов Поволжья и Прибалтики. Она напрямую связана с проблемой т.н. финно-угорского субстрата на Русской равнине. Поволжье и большая часть европейской территории России эпохи бронзы пока остаются белым пятном для палеогенетики, а без них любая гипотеза пока вряд ли может считаться убедительной.
 
Список загадок, которые выявляются при анализе карт, можно продолжать дальше, но пора остановится, чтобы концовка обзора не превратилась в подобие футбольного навала. Давайте обсуждать проблемы по мере их оформления и правильной постановки задачи.
 
Рожанский Игорь Львович,
кандидат химических наук,
член Научного совета Академии ДНК-генеалогии