В русской политической культуре письменное слово превалирует над произносимым. А если это слово написано в Кремле, то вообще является священным писанием. Поэтому формулировка на кремлевском сайте реакции России на ракетный удар США по Сирии в четверг заслуживает очень тщательного изучения и анализа.

В целом заявление Кремля можно считать удивительно мягким в сложившихся обстоятельствах.

Нет никакой попытки защитить Сирию в качестве "союзника" (выражение, использованное пресс-секретарем президента Д.Песковым на брифинге), ни озвучивания полной свободы действий России ради Дамаска, чтобы противостоять "агрессии" США (МО РФ утверждало, что Россия предлагает предпринять "ряд шагов ... в ближайшем будущем для укрепления и повышения эффективности системы противовоздушной обороны сирийских вооруженных сил").

Без сомнения, президент Владимир Путин оставляет дверь открытой для будущих дискуссий с США по поводу создания международной контртеррористической коалиции. Кремль говорит, что атака США в четверг создает "серьезное препятствие", но не непреодолимое, разумеется, это не тот случай, когда дверь захлопнулась, а ключ выброшен.

Москва с нетерпением и без предвзятости ожидает встречи с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном в среду. Конечно, впереди еще предстоит серьезная работа в лучших традициях "советско-американской" дипломатии.

Интересно, что в заявлении Кремля явно игнорируется единственный конкретный шаг, предпринятый Россией до сих пор, а именно — прекращение процедуры "избежания конфликтов", достигнутой в результате соглашения в 2015 году с целью избежать авиаинцидентов в небе над Сирией. Предположительно, этот шаг носит временный характер, поскольку соглашение 2015 года как таковое остается в силе, в конце концов, это во взаимных интересах России и США — избежать инцидентов в воздухе. Этого же и ожидает Пентагон, передав в пятницу через пресс-секретаря оборонного ведомства США сообщение для ТАСС:

"Министерство обороны поддерживает стремление к диалогу по каналу безопасности полетов. В интересах всех сторон, действующих в воздухе над Сирией, избегать аварий и просчетов, и мы надеемся, что Минобороны России также придет к такому выводу".

Самая важная часть заявления Кремля состоит в том, что он принимает во внимание давление, которое, возможно, оказывали на Дональда Трампа ради нанесения этого ракетного удара. Путин считает, что эта атака была диверсионной тактикой хитрого американского президента.

Таким образом, Москва рассматривает ситуацию как тактическое событие, а не стратегический шаг для "смены режима". Уместным здесь будет вопрос о том, действительно ли действия Трампа застали Москву врасплох. Разумеется, Москва предвидела хоть какое-то "действие" Трампа, учитывая, что на него навалились со всех сторон, чтобы "сделать что-то".

Любопытно, что схоже с этим выглядит китайское толкование на кофейной гуще. В не подписанном сообщении Синьхуа без какой-либо привязки к дате есть следующий содержательный пассаж:

"Американский удар по сирийской армии стал значительным отходом от политики предыдущей администрации США при президенте Бараке Обаме, который отдавал приказы о нанесении ударов по ИГ, а не по сирийской правительственной армии. Однако этот шаг не обязательно представляет собой изменение политики или позиции США в Сирии. "В этом статусе не было изменений", - сказал Тиллерсон. - "Это демонстрирует, что президент Трамп готов действовать, когда власти и исполнители пересекают линию". Пентагон также заявил в своем заявлении, что удар был направлен на "сдерживание сирийского правительства от применения химического оружия снова". Адам Шифф, старший член Комитета по разведке палаты представителей, сообщил в четверг вечером MSNBC, что после "брифинга с директором Национальной разведки США Деном Коатсом" "нет планов на случай дополнительных ударов".

В частности, в том же духе российское Министерство обороны заметно преуменьшило реальный ущерб, причиненный аэродрому "Аль-Шайрат" этим ракетным ударом. МО РФ сказало, что США действуют с большим долгосрочным планированием, но завершило недовольным замечанием, что “эта демонстрация военных мускулов случилась исключительно по внутренним (домашним) причинам”.

Кремль воздержался от каких-либо провокационных замечаний, которые могли бы стать равнозначны конфронтационному отношению. Суть в том, чтобы идти дальше в ногу с жизнью. Кремль считает, что событие в четверг нанесло "серьезный удар" по российско-американским отношениям, но ведь и отношения "уже в плохом состоянии". Действительно, нападение США на Сирию не "приблизит нас к конечной цели борьбы с терроризмом", но и не обязательно отменит этот процесс.

2014 г.