Современный БРИКС – это клуб развивающихся держав, который в ответ на новые сложные вызовы будет стремиться усиливать политическую и экономическую интеграцию. Окно возможностей для пяти стран обусловлено тем, что другие подобные организации могут либо не быть адекватны набору современных глобальных проблем, либо не иметь ресурсов для их решения. Четыре сценария развития БРИКС заданы интенсивностью политической и экономической интеграции альянса и рассматривают пределы его развития.

БРИКС сегодня

За 13 лет, прошедших с момента появления термина "БРИК" в аналитической записке Джима О’Нила, знаменитая аббревиатура наполнилась новым содержанием. Если изначально эта группа развивающихся стран была лишь одной из множества похожих аббревиатур, за которыми не стояла реальная деятельность (как пример – MINT1 или CIVETS2 ), то сейчас пятерка представляет собой действующую организацию ведущих развивающихся стран. В рамках БРИКС осуществляется многоуровневое взаимодействие – от ежегодных саммитов глав государств, за которыми следит весь мир, до студенческих обменов и молодежных форумов.

1 Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция.

2 Колумбия, Индонезия, Вьетнам, Египет, Турция, Южная Африка.

 

Хотя БРИКС не имеет собственного секретариата и постоянно действующего наднационального аппарата, существует множество форматов встреч и обсуждения общих вопросов: проходят регулярные министерские консультации, запланировано создание Нового банка развития (Банка БРИКС), функционирует Деловой совет БРИКС, проходят регулярные академические форумы БРИКС, создан Совет экспертных центров БРИКС, вырабатывающий долгосрочную стратегию развития объединения.

На сегодняшний день БРИКС представляет собой клуб для обсуждения общих проблем, и его ближайшим аналогом можно считать G7. Однако отличие БРИКС от других подобных клубов заключается в его потенциале: Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР производят около 20% мирового ВВП, составляют 40% населения планеты, а их совокупная внешняя торговля равна почти 17% от всего глобального товарооборота – страны БРИКС представляют собой крупнейший мировой рынок, чей совокупный ВВП за последние 10 лет вырос в более чем три раза. Однако несмотря на эти цифры и уже созданные институты, "бриксоскептики" отмечают, что объем взаимной торговли пятерки, который в 2013 году составил около 300 млрд долларов, не превышает 6,5% ее общего товарооборота. Причиной этому является удаленность стран БРИКС друг от друга. Она понимается не только географически, среди показателей удаленности – разные темпы роста экономик, малое количество прямых авиарейсов между крупнейшими городами (даже в тех случаях, когда это технически возможно), низкая степень изучения языков других членов пятерки в школах и университетах, практически отсутствующее понимание истории и культуры других стран БРИКС даже среди образованных людей, различная этнорелигиозная структура общества.

Уже можно с уверенностью говорить, что БРИКС оформился как политический актор. Его члены, как отметил крупный российский политолог Федор Лукьянов, обладают полным суверенитетом – способны проводить независимую внешнюю политику, не ограниченную каким-либо альянсом или объединением, и располагают достаточным экономическим потенциалом, чтобы такую политику обеспечивать. Уже не в первый раз они выступают с политическими заявлениями по самому широкому спектру актуальных вопросов мировой повестки дня – начиная с сирийского конфликта и заканчивая международными санкциями, и зачастую эти заявления кардинально отличаются от мнения стран G7.

Однако несмотря на совокупный потенциал и мощь отдельных членов, состоятельность БРИКС, как и любой другой международной организации, зависит от того, насколько она адекватна вызовам своего времени. Именно в этом контексте у БРИКС есть пространство для маневра, так как все существующие в настоящее время международные организации были созданы в другом пространстве глобальных вызовов и были ориентированы на решение других задач.

Глобальные вызовы

Подавляющее большинство действующих сегодня международных институтов сформировались после Второй мировой войны с главной задачей создать такую систему управления, в которой будут невозможны глобальные вооруженные конфликты и которая будет сохранять ялтинско-потсдамские принципы неприкосновенности. Соответственно, международные организации можно поделить на две группы в соответствии с типом их интеграции – политической или экономической – как ответа на современные ей вызовы.

Задачей политической интеграции является в первую очередь усиление влияния на окружающий альянс контекст – так, высшей формой политического сотрудничества считается военно-политический альянс типа ОДКБ или НАТО. Более нейтральными формами являются крупные диалоговые площадки типа СНГ, ШОС или ЛАГ, вокруг которых строится та или иная экономическая инфраструктура, но она имеет лишь обслуживающий характер. Задача этих объединений – влияние и транслирование консолидированных мнений по поводу экономических вызовов в международные институты.

Экономические альянсы, наоборот, создаются в первую очередь для поиска ответов на стоящие перед его членами внутренние вызовы, придавая наибольшее значение экономическому развитию своих членов путем создания инструментов синхронизации экономической деятельности, в том числе торгового и таможенного регулирования. Примером таких альянсов служат региональные зоны свободной торговли: ЕАЭС, НАФТА и МЕРКОСУР. Альянсы типа АСЕАН и Восточноафриканского сообщества позволяют не только решать проблемы внутреннего развития, но и поднимать на международном уровне вопросы регионального масштаба.

В этом ряду особняком стоит Европейский союз, который для ответа на многочисленные внутренние и внешние вызовы активно развивает интеграцию как по политическому, так и по экономическому направлению.

При этом врожденная ригидность успешных альянсов или отсутствие согласованности неуспешных мешает им адаптировать свою повестку и ориентировать ее в будущее. Показательным примером является НАТО, который после распада соцблока потерял цель своего существования и уже два десятилетия продолжает поиски новой миссии. Другой пример – МВФ и Всемирный банк, распределение голосов в которых не учитывает объективной реальности сместившегося экономического баланса между развитыми и развивающимися странами.

В настоящий момент мы наблюдаем радикальную смену глобального ландшафта. Перед человечеством встают новые вызовы, многие из которых еще до конца не осознаны мировым сообществом. Как обеспечить потребности людей в воде и продовольствии? Как победить бедность? Где искать новые резервы экономического роста? Чем заменить невозобновляемые природные ресурсы и обеспечить энергетическую безопасность? Каким образом соединить континенты транспортной инфраструктурой? За счет чего преодолеть глубокий культурный разрыв между цивилизациями? Уже в ближайшее время эти и другие вопросы потребуют ответов, которые могут быть найдены лишь при условии общих усилий.

Адекватная реакция на сложившиеся вызовы потребует не только согласованного подхода, но и существенных инвестиций. Согласно оценкам ООН, достижение одних только целей развития тысячелетия потребует затрат в размере более 100 млрд долларов. И это только социальная перспектива, ведь инфраструктурные вызовы потребуют куда больших инвестиций – по некоторым оценкам, рынок инфраструктурного развития только в развивающихся странах в ближайшие годы составит 4 трлн долларов. Полное замещение энергоресурсов на возобновляемые источники будет стоить мировой экономике уже десятки триллионов долларов.

Справиться с задачами подобного масштаба в одиночку не способна ни одна страна: ни технологически, ни экономически, ни институционально. Очевидно, что в этих условиях трансформации ландшафта начнет происходить переоформление альянсов и коалиций. Их успешность будет зависеть в том числе и от того, насколько корпоративные игроки, которые являются непосредственными акторами экономической жизни, будут интегрированы в системы принятия решений и формулирования повестки.

Перед мировым сообществом встают вопросы, какая платформа станет адекватной глобальным вызовам и сможет ли БРИКС занять это место. Экономический, технологический, человеческий и культурный потенциал объединения позволяет говорить о том, что пятерка способна совместно и эффективно реализовывать проекты совсем другого масштаба. Ей под силу искать ответы на глобальные вызовы XXI века, встающие перед развивающимися и развитыми рынками, причем она может претендовать на большее, чем обсуждение тех или иных глобальных и региональных проб­лем, а именно – на их решение. Ключевым условием состоятельности БРИКС станет интенсивность и адекватность его реакции на эти и другие вызовы за счет трансформации как политических, так и экономических форматов взаимодействия.

Сценарии развития БРИКС

Учитывая высокую степень политической и экономической неопределенности и недетерминированности контекста развития БРИКС, мы применяем сценарный подход, в рамках которого будут рассмотрены различные степени политической и экономической интеграции БРИКС в условиях глобальных вызовов. Своим горизонтом мы выбрали 15 лет, сопоставимые с глубиной инвестирования крупных инфраструктурных проектов, на плече которых можно реализовать сценарии развития. Исходя из того, что в следующие 15 лет смена субъектов международных отношений выглядит весьма вероятной, мы считаем, что рассмотренные выше типы реакций этих субъектов на глобальные вызовы – усиление политической или экономической интеграции – по сравнению с сегодняшним днем не изменятся.

Комбинация интенсивности усилий по данным осям образует четыре возможных сценария развития БРИКС:

  1. Оставаться в статусе "клуба развивающихся держав", существующего для обсуждения глобальной повестки, формулируемой в других странах и наднациональных объединениях.
  2. Расширять свое влияние на мировую повестку дня при помощи инструментария политической интеграции – расширения членства и создания политического альянса.
  3. Усиливать экономический рост и взаимную торговлю стран БРИКС путем активизации экономической интеграции, строя полноценный экономический союз, который за счет развития внутренней экономической мощи сможет искать ответы на вызовы, стоящие перед странами.
  4. Усиливать экономическую интеграцию политической и культурной и транслировать экономическую в пространство глобальной конкурентоспособности для решения мировых проблем, стоящих перед человечеством.

Каждый сценарий отличается тем или иным набором реализованных инициатив политической и экономической интеграции. К числу первых можно отнести, например, введение безвизового режима между странами, создание наднациональных органов, имеющих приоритет перед национальными, совместное решение вопросов безопасности, координацию внешней политики, формирование общих вооруженных сил быстрого реагирования и интеграцию вокруг себя регионов. К экономическим инструментам относятся такие механизмы, как снятие торговых барьеров, обес­печение большей связности рынков товара, труда, капитала, создание наднациональных органов и зон свободной торговли с другими странами.

Сценарий 1

КЛУБ

В условиях глобальных трансформаций дальнейшая интеграция стран БРИКС оказалась сопряжена с выходом из зоны комфорта, поэтому БРИКС остался клубом развивающихся держав. Когда-то весомая и представительная площадка, он превратился в один из многих голосов международной политики. Каждая из участниц БРИКС предпочла преследовать собственные геополитические и экономические интересы и участвовать во все расширяющемся наборе региональных и международных площадок, альянсов и клубов.

При этом ухудшающаяся экономическая ситуация в мире подталкивает страны БРИКС к защите национальных рынков и протекционизму. Местные экономики остаются ресурсоемкими и зависимыми от заимствованных инноваций и институтов.

Отказ национальных правительств от передачи какого-либо объема политического и экономического суверенитета и запутанность системы внешних обязательств каждой из стран привели к тому, что постоянные наднациональные органы так и не были сформированы, и БРИКС продолжает существовать в виде периодических встреч лидеров. При этом поколение политической элиты, которое стояло у истоков клуба, уже сошло со сцены, а его преемники не унаследовали достаточной воли для формирования общего видения.

Расширение БРИКС так и не состоялось, и многие страны, которые 15 лет назад рассматривались как кандидаты на вступление в альянс, создают свои клубы (MINT, CIVETS, Тюркский союз, Боливарианский альянс и многие другие).

Оказавшись перед угрозой долгосрочной внут­ренней нестабильности, вызванной набором институциональных ловушек, каждое из государств БРИКС сочло необходимым в одиночку заключать альянсы со странами G7 по формуле "влияние в регионе в обмен на институты".

Развитие других, более динамичных организаций приведет к тому, что члены БРИКС будут уделять большее внимание альтернативным площадкам, и эксперты ожидают, что Саммит БРИКС 2030 года окажется последним саммитом пяти стран.

Этот сценарий является инерционным и потому вполне реалистичным, однако он не позволяет в полной мере раскрыть потенциал пятерки.

Сценарий 2

АЛЬЯНС

В условиях отказа западных стран от реформы мировых политических и финансовых институтов БРИКС сосредоточил усилия на усилении сво­его политического влияния путем формирования полноценной международной организации, которая доносит до мирового сообщества повестку развивающихся стран, по-прежнему испытыв­ющих экономические трудности и несущих на себе бремя структурных диспропорций. Для усиления своего веса и возможностей реагировать на ключевые проблемы глобальной политики страны пятерки предпочитают "отложить в сторону" исторические противоречия и подписывают прорывной договор о мерах обеспечения взаимной безопасности.

При этом каждая из них предпочитает искать ответы на общемировые экономические вызовы самостоятельно или через существующие международные площадки, и единственным значимым инструментом экономической интеграции является Банк развития БРИКС, который, тем не менее, используется большей частью для финансирования политически обусловленных проектов. Главными торговыми партнерами пятерки основателей по-прежнему являются ЕС и США, что не позволяет выносить на обсуждение по-настоящему острые вопросы.

Для этого БРИКС начинает, с одной стороны, усиливать свою представленность в системе мировых институтов управления и на коммуникационных площадках, с другой – расширяет свою репрезентативность, открывая двери для других членов. Сначала входит Аргентина, потом в целях усиления евразийской повестки и сдерживания Китая России удается привести в организацию Турцию (что считается огромным геополитическим успехом). В альянсе формируется многоуровневая система членства, и на очередном ежегодном Саммите развивающихся держав в Анкаре в 2030 году ожидается предоставление членства Индонезии и Саудовской Аравии. В состав Альянса уже более десятилетия включены вышедшая из НАТО Турция и Вьетнам, члены MINT и CIVETS находятся в той или иной стадии партнерства по диалогу.

Страны – основатели Альянса в ходе долгого и тяжелого переговорного процесса смогли определить ту долю суверенитета, от которой они отказались в пользу созданной организации. Подписанный договор о мерах обеспечения взаимной безопасности стран БРИКС стал основополага­ющим документом для создания Альянса развивающихся держав. Секретариат находится в Мумбаи, штаб-квартира – во Владивостоке, Парламентская ассамблея – в Стамбуле. ­Регулярно проходят крупномасштабные учения войск стран-участниц, а Коллективные силы быстрого реагирования Альянса по своей численности и качеству оснащения превышают постоянные армии некоторых развитых стран.

Ключевым вызовом в данном сценарии становится необходимость преодолеть внутренние противоречия: конкуренцию в ряде регионов, исторические споры о границе (в первую очередь, между Индией и Китаем) и неготовность делиться даже частью суверенитета в пользу интеграционного объединения. Хотя наличие одинаковых проблем у нескольких стран не означает, что они воспринимают эти проблемы как общие, позитивным примером здесь может послужить НАТО, где государства, имеющие исторические противоречия вековой протяженности, вполне успешно сосуществуют в рамках одной наднациональной военной структуры и сообща ищут ответы на политические и экономические вызовы.

Сценарий 3

СОЮЗ

Ухудшение экономической ситуации на развивающихся рынках вкупе со стартом третьей промышленной революции в развитых странах не позволяли БРИКС демонстрировать прежний экономический рост. В этих условиях лидеры пятерки выбрали стратегию национального экономического развития через развитие интеграции. Политическая повестка БРИКС стала лишь приложением к экономическому развитию, и страны-участницы придерживаются парадигмы, что сильная и устойчивая экономика сможет преодолеть вызовы любого порядка.

Экономическая же повестка БРИКС за последние 15 лет претерпела существенные изменения: на сегодняшний день пятерка, создав многочисленные институты поддержки и взаимодействия бизнеса, превратилась в мощный экономический союз. Страны БРИКС вошли в топ-10 торговых партнеров друг друга и встали на путь создания единой валюты. Однако этот союз выходит за рамки еще одной "зоны беспошлинной торговли в мире", в его основе лежат концепция устойчивого развития и новый подход к инновациям, включая развитие технологий. Особенность этого подхода заключается в целенаправленном совместном развитии инновационного потенци­ала пяти стран, с учетом сложившихся особенностей национальных технологических экосистем, с существенным фокусом на "инновации в основании пирамиды".

В своем инновационном развитии страны БРИКС ориентируются не на технологическую гонку на развитых рынках, а на решение насущных внут­ренних ресурсных, экологических, социальных проблем, включая "точное земледелие", "точное производство", инструменты социального бизнеса и т.д. Создаваемые технологии находят широкий спрос на развивающихся рынках, включая беднейшие страны, и стимулируют устойчивое социально-экономическое развитие в мире. Эти технологии также начинают проникать на верх пирамиды, на развитые рынки, что приводит к возникновению глобальной технологической экосистемы, альтернативной сложившейся к настоящему времени и основанной на концентрации НИОКР в странах Запада и Японии. В этих условиях экономический союз БРИКС сводит свою внешнеполитическую повестку к сотрудничеству с другими торговыми блоками и отдельными странами (создание ЗСТ, активизация работы в регионах мира, диверсификация портфеля проектов), однако основной задачей союза является углубление экономической интеграции.

Главными наднациональными органами БРИКС стала расположенная в Шанхае Экономическая комиссия, которой оказались подчинены Банк развития и Валютный фонд. Было создано единое Управление торгового флота БРИКС, занимающееся проблемой перевозок внутри союза. Страны БРИКС осуществляют единую внешнеторговую политику с тысячами общих торговых домов по всему миру. Более того, в условиях сохраняющейся экономической нестабильности на внешних рынках и распада еврозоны в экономическом союзе БРИКС создается единое министерство планирования и прогнозов, которое стремится сочетать компетенции и производственные мощности стран БРИКС в комплексных долгосрочных стратегиях.

Ключевые вызовы, стоящие перед экономической интеграцией БРИКС: низкий уровень взаимной торговли, слабость экономических связей и взаимная конкуренция на третьих рынках.

Сценарий 4

КОРПОРАЦИЯ

Ограниченный потенциал наращивания торговли внутри пятерки приводит к необходимости консолидировать экономический и политический инструментарий для адресации к глобальным вызовам. С переходом на этот уровень важнейшим показателем развития БРИКС стала его глобальная конкурентоспособность. Одновременно именно БРИКС превращается в основного агента по решению проблем развивающихся стран. Представленные на ключевых континентах, которые являлись источником не только глобального роста, но и основных мировых проблем, члены БРИКС, превращаясь в главного агента работы с цивилизационными вызовами, вынуждены ставить перед собой задачи, выходящие за рамки их политических и экономических интересов.

Постоянно растет плотность контактов между странами – экономических, цифровых, культурных, образовательных, общества стран БРИКС учатся проектировать совместное будущее для всего мира. Компании из Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР реализуют проекты развития глобального масштаба, и политическая подсистема альянса поддерживает его экономическую мощь. Показательным примером является масштабный инфраструктурный проект "Африканский перекресток", который связал транспортными артериями крупнейшие города Центральной, Восточной, Южной и Западной Африки. Для реализации этого проекта свои компетенции объединили более 300 компаний из стран пятерки, а Силы быстрого реагирования БРИКС по мандату ООН обеспечили безопасную постройку этой континентальной транспортной артерии. Таких примеров становится все больше и больше – Латинская Америка стала глобальным центром биотехнологий, северо-восток Китая производит больше высокотехнологичной продукции, чем остальные страны АТР, Россия становится глобальным хабом фундаментальной науки.

Приоритет на более глубокую интеграцию не привел к ее расширению, и вместо включения каждая страна-участница становится политическим, технологическим и экономическим лидером в окружающем ее регионе, беря на себя ответственность за развитие составляющих его стран. Государства БРИКС теперь – цивилизационные образцы по широкому спектру ключевых вопросов. Модели поведения и распределения общественного богатства, модели образования и государственного управления, бизнес-практики и здравоохранение, практики устойчивого развития имплицитно интегрированы в любые проекты стран БРИКС.

Система управления БРИКС строится по корпоративной модели, где Парламентская ассамблея выполняет роль "наблюдательного совета", а непосредственное управление осуществляется "президентом корпорации" и "советом директоров" из глав исполнительной власти стран. Объектом их управления являются конкретные функции по решению проблем – комитеты и комиссии по инновациям, культуре, обороне, социальным вопросам, развитию бизнеса и т.д.

Мы понимаем, что помимо присущих ему одному внутренних вызовов БРИКС – необходимость создания новой модели межгосударственных отношений и действенной системы сдержек и противовесов такого масштаба – этот сценарий интегрирует вызовы и возможности предыдущих сценариев. Само по себе наблюдаемое развитие событий не дает никаких предпосылок для появления БРИКС в таком виде, и успешная реализация этого сценария будет зависеть от способности стран БРИКС спроектировать общее будущее.

Адекватная реакция на сложившиеся вызовы потребует не только согласованного подхода, но и существенных инвестиций. Согласно оценкам ООН, достижение целей развития тысячелетия потребует более 100 млрд долларов. И это только социальная перспектива. По некоторым оценкам, рынок инфраструктурного развития только в развивающихся странах в ближайшие годы составит 4 трлн долларов

Заключение

Безусловно, рассмотренные выше сценарии являются предельными. Учитывая масштаб глобальных вызовов, препятствий внутри БРИКС, сложную страновую динамику и сложное пространство поиска консенсуса, мы понимаем, что траектория движения БРИКС будет включать в себя те или иные элементы из всех сценариев. Мы признаем, что вероятность раскрытия потенциала пятерки мала.

Более того, мы рассмотрели только успешные модели развития международных объединений – будь то G7 (клуб), НАТО (альянс), ЕАЭС (союз) или ЕС (корпорация). Неудачных попыток формирования альянсов в мире насчитывается гораздо больше, чем успешных. Одна из причин провала – неспособность к трансформации для ответа на новые вызовы и выбора политической или экономической реакции на них. Другая причина – незавершенность такой трансформации даже при правильном выборе ее вектора.

Успех БРИКС будет зависеть от его адекватности современным глобальным вызовам, способности выработать последовательную интеграционную стратегию и эффективно использовать имеющиеся ресурсы.

При этом мы считаем, что судьба БРИКС касается не только этих пяти стран, но и всего мира, который сейчас как никогда остро нуждается в новых международных институтах, позволяющих отвечать на глобальные вызовы. Однако миру необходим не "еще один" ЕС или НАТО. Сила сложившихся альянсов – культурная и региональная идентичность, слаженные модели управления и общие позиции по глобальным и региональным вопросам – в наше время оказалась их слабостью; они слишком сильно ассоциированы с вызовами и опытом прошлого и оказываются неэффективны в современном мире.

Если бы БРИКС не было, его стоило бы придумать, потому что для решения стоящих перед человечеством проблем необходимо выходить за рамки привычного. И, глядя на историю Европейского союза, можно с уверенностью утверждать, что если что-то заимствовать из опыта Западной Европы, то в первую очередь опыт утопии – института совместной мечты о будущем.

2014 г.