Вопрос о том, где и когда впервые появился «анатомически современный человек» считается одним из сложнейших вопросов современной науки. Действительно, читая академические статьи, посвященные этому вопросу, видишь, насколько редки факты и насколько противоречивы их трактовки. Причем трактовки меняются по нескольку раз на протяжении каждого года. Об этом было рассказано в первой части настоящей статьи.
 

 
Добросовестные авторы отличаются осторожностью в ответах на вопросы «где и когда», и после рассмотрения разных вариантов приходят к выводу, что ответа пока дать не могут. Это продолжается и в статьях 2016-2017 года. Авторы недобросовестные начинают свои статьи со слов «как известно, анатомически современный человек появился в Африке», или «как показано, вышел из Африки…», и дальше идет то же самое. В этой статье мы покажем, кого больше – добросовестных или недобросовестных, на примере статей, опубликованных в ведущих журналах в самое последнее время, в 2016-2017 гг.


 

Какие новые данные геномного анализа в отношении «выхода из Африки»

Перейдем к тому, какие новые данные в отношении «выхода из Африки» получены методами «широкогеномного анализа», на конкретных примерах последнего времени, а именно в 2016-2017 гг. Надо сказать, что в последнее время некоторые генетики стали осознавать, что противоречия в этом отношении нарастают, но другие продолжают некритично придерживаться прежних постулатов. Общим местом этих «других» является утверждение, что «современный человек вышел из Африки», именно в виде постулата.
 
Примером этого является выступление в конце 2016 года директора NIH, то есть министра здравоохранения США, под названием «Выход из Африки: анализ ДНК показывает, что выход был однократным». Надо упомянуть, что директор Коллинс был назначен на этот пост президентом Обамой и единогласно утвержден Конгрессом США, и новый президент Трамп попросил его пока не покидать этот пост. Две основные цитаты из выступления –
 
— «Предки всех людей прослеживаются в Африке»,
— «Мы все африканцы».

 
И далее директор переходит к тому, что в 2016 году опубликованы три важных исследования, два из которых сделаны по грантам NIH. В них проведен анализ 787 полных геномов, представляющих 280 популяций планеты, и было показано (по словам директора), что древнейшие люди вышли из Африки не менее 50 тысяч лет назад и разошлись по Евразии. Дальше директор, правда, сообщает, что новые исследования несколько различаются в своих выводах, но сходятся на том, что предки современных людей вышли из Африки однократно, «в результате единственного миграционного процесса», «и если выходили ранее, то следов от них в геномах современных людей нет».
 
Сейчас я перескажу то, как директор описывает (и видит) результаты этих исследований, а затем, в следующем разделе, изложу то, что эти исследования показывают на самом деле. Возможно, это поможет читателям увидеть принципиальную разницу между тем, как эти исследования подаются заинтересованными людьми, и что они на самом деле показывают. В этом зачастую гвоздь проблемы. Одни как мантру повторяют про «выход из Африки», и даже приводят фантазии, когда именно вышли, однократно или многократно, по какому пути шли, куда и когда пришли, но никогда честно не говорят, как это якобы было получено. Они не говорят, что это «интерпретации», вольный пересказ, фантазии, натяжки, подгонка, выдавание желаемого за действительное. Другие… а других практически нет. И в самом деле, зачем другим первых ловить за руку? Сами без грантов окажутся. Поэтому всё, что другие могут делать, это честно анализировать свои данные, показывать сложность вопроса, не критиковать первых, и вообще обходить вопрос о «выходе из Африки». Самое забавное, что когда работы вторых пересказывают в печати, то начинают с того (или заканчивают тем), что эти вторые якобы показали «выход из Африки». Вот так строится уродливая стена, окружающая «выход из Африки».
 
Я могу припомнить только три статьи в академической печати за последние пять лет, в которых было четко выражено и обосновано, что концепция «выхода из Африки» не имеет фактически никаких оснований, кроме фантазийных и нахрапистых. Все три статьи вышли в журнале Advances in Anthropology – первая статья вышла в 2012 году (Klyosov, Rozhanskii), вторая в 2013 году (Bednarik), и третья в 2014 году (Klyosov). Статьи не остались незамеченными, они были просмотрены (по данным журнала) соответственно 115418 раз, 17673 раз и 12400 раз, и их скачали 25787 раз, 6480 раз и 4500 раз (на начало марта 2017 года). Но цитировали их относительно мало – 17, 2 и 6 раз, соответственно. В общем, понятно, почему – все та же уродливая стена является причиной. Если цитировать – надо мысль развивать, а это в современной академической науке приветствоваться не будет. Ничего, подождем. Во всяком случае, ни одной негативной ссылки нет, никто не возражал.
 
Геномная статья первая

Возвращаемся к тому, что директор NIH описывает, как он видит результаты и выводы упомянутых трех статей. Итак, статья первая (Mallick и др., Nature, 2016), профинансированная грантом NIH в Гарвардскую медицинскую школу (ведущий автор – David Reich). Анализировали геномы 300 человек из 142 различных популяций по всей планете. По сообщению авторов, предки всех современных людей начали расходиться на различающиеся популяции еще 200 тысяч лет назад, и примерно 100 тысяч лет назад они уже имели «значительные генетические различия между собой». Напомним, что эти данные не для ископаемых ДНК, а для современных африканцев, то есть уже пошли интерпретации. Если же взять геномы современных людей за пределами Африки, то их генетические различия начинают проявляться примерно 50 тысяч лет назад. Авторы интерпретируют это так, что именно тогда произошел «выход из Африки». Разумеется, никаких гаплогрупп авторы не упоминают, так что носители какой именно гаплогруппы вышли из Африки так и осталось неизвестным. Напомню мой вывод, обоснованный выше в этой статье – никакой гаплогруппы ныне живущих людей, в Африке или нет, для этого не остается.
 
Мой комментарий – в принципе, датировку 50 тысяч лет для начала «генетического расхождения» неафриканцев можно сопоставить с данными рис. 3 в этой статье, согласно которому общий предок неафриканских по происхождению гаплогрупп жил примерно 63 тысячи лет назад, или с данными нашей статьи (Advances in Anthropology, 2012), что датировка общего предка неафриканских гаплогрупп составляет 64±6 тысяч лет назад. Но это вовсе не означает, что он вышел из Африки. Может быть много сценариев «бутылочного горлышка популяции» в те времена – падение метеора, извержение крупного вулкана, глобальное похолодание или другая катастрофа планетарного масштаба. Можно напомнить, что именно в те времена, 55-65 тысяч лет назад, Антарктида была засолена, то есть ее перехлестнула океанская волна, о чем свидетельствуют ионы натрия в кернах льда с такой датировкой. Авторы цитируемой статьи, заметим, получили дату «примерно 50 тысяч лет» для бутылочного горлышка неафриканских популяций, и решили, что это следствие «выхода из Африки». Других возможных вариантов не упоминали. Понимаете, в чем разница между данными и интерпретацией?
 
Далее директор упоминает о дебатах между генетиками в отношении того, когда должен был состояться «выход из Африки», чтобы потомки тех мигрантов-африканцев прибыли в Австралию и Новую Гвинею в те времена, которые оценивают антропологи, и что, по мнению некоторых дискутантов, выход из Африки должен был тогда состояться 120-130 тысяч лет назад, намного раньше заселения Евразии. По сообщению директора, данные Reich с коллегами не подтверждают таких ранних датировок выхода из Африки. Итог – в этой статье никаких данных о «выходе из Африки» нет. Ее обсуждение дается ниже.
 
Геномная статья вторая

Следующая статья, о которой рассказывает директор – это работа под руководством Eske Willerslev из Копенгагенского университета, Дания (под названием «Геномная история австралийских аборигенов», Malaspinas и др., Nature, 2016). Авторы провели анализ геномов 83 австралийских аборигенов и 25 папуасов, причем выборка достаточно равномерно покрывала и Австралию, и Новую Гвинею, и нашли, что эти популяции разделились 37 тысяч лет назад. Согласно пересказу директора, обе эти популяции вышли из Евразии примерно 58 тысяч лет назад, и это, по мнению директора (или авторов статьи) согласуется по времени с однократным «выходом из Африки».
 
Опять, обратим внимание на «интерпретацию». В том, что аборигены и папуасы вышли из Евразии 58 тысяч лет назад, никакой Африки нет, как и выхода из нее. Более того, в последнее время стало набирать популярность воззрение, что древнейшие люди появились на территории современного Китая, и к этому есть некоторые данные (см. ниже). Но у директора – установка, что надо притягивать выводы к Африке, что бузину в огороде непременно выращивает дядька из Киева. Замечаете, как «поддерживается» концепция «выхода из Африки»? Именно об этом я и писал выше – геном в отношении «выхода» данных не дает, и давать, видимо, не может. Это все «интерпретации», которым придается статус «факта», совместными усилиями. Так делается «широкогеномная» наука. Она же по сути попгенетика, только читателями неконтролируемая и неверифицируемая, там выводы проверены быть не могут, только если всю работу повторить заново, что, конечно, никто делать не будет. Статья тоже обсуждается ниже.
 
Геномная статья третья

Третья статья, о которой рассказывает директор, опубликована опять в Nature (Pagani и др.) под названием «Генетический анализ информирует о миграционных событиях в ходе заселения людьми Евразии». Она выполнена в значительной степени в Эстонском биоцентре в Тарту, и повествует об анализе 483 геномов из 125 популяций мира. Авторы опять обратили внимание на папуасов (модная нынче тема), и интерпретировали свои данные как показывающие, что был только один «выход из Африки», но заметили (интерпретировали), что по меньшей мере 2% генома папуасов может указывать еще на один, более древний выход из Африки. В изложении директора, авторы заключили, что предки современных людей жили вне Африки еще 75 тысяч лет назад.
 
Обсуждение упомянутых трех статей, как и других

Теперь посмотрим, насколько аккуратно директор пересказывал содержание статей. Начнем с первой, под началом David Reich из Гарварда, его фамилия – последняя среди 79 авторов статьи. Так обычно принято – первым стоит тот, кто статью пишет, последним – кто всем руководит.
 
Понятно, что директор не мог вникать в детали расчетов и в переходы от расчетов к интерпретациям. А дьявол, как давно известно, кроется в деталях. Откуда директору было знать, что авторы статьи использовали в расчетах величину константы скорости мутации, которую они некритично «рассчитали» по одной экспериментальной точке, да еще с допущениями? Взяли данные по геному усть-ишимского человека, которому была придана датировка 45 тысяч лет назад, а за поколение взяли – просто так – 27-31 год, и, понимая это, назвали соответствующий раздел 9.3 в Приложении к статье «Uncertainty in mutation rate and generation interval», то есть «Неопределенности в скорости мутаций и в продолжительности поколения», и действительно, рассматривали разные возможные величины скоростей снип-мутаций (в год на нуклеотидную пару) как 3.1-4.4⋅10-10, или 3.9-4.7⋅10-10, или 5.2-6.0⋅10-10, но в статье без всяких пояснений использовали величину 4.3⋅10-10. На самом деле максимально обоснованная в литературе величина константы скорости снип-мутации равна 8.2⋅10-10, то есть почти в два раза выше. Это означает, что авторы статьи завысили свои датировки почти в два раза. А на них статья во многом строилась – и когда популяции «начали расходиться», и какие датировки получались для «коалесценции к общим предковым популяциям». Никакого «выхода из Африки» в статье в самом деле не показано, это просто общие интерпретации.
 
В отношении австралийских аборигенов было уклончиво сказано, что «их предки вышли оттуда же, откуда и другие неафриканцы», и это же помещено именно в таком виде в Абстракт. В Абстракте про «выход из Африки» вообще ни слова нет, вместо этого слова, что африканцы «дивергировались», то есть расходились, видимо, в пределах Африки. Остальное – слова про «примеси» (admixtures) между разными популяциями, и про небольшие якобы примеси неандертальских и денисовских геномов в неафриканцах, особенно в Восточной Азии (4% и 3% соответственно). Но это не имеет отношения к теме настоящей статьи, там еще много нужно разбираться. Все это перемежается названиями компьютерных программ, которые были использованы при расчетах, как выясняется, с неверными константами скоростей мутаций. Статья, как принято у «широкогеномных попгенетиков» написана крайне небрежно и запутанно, например, сообщается о том, что у неафриканцев наблюдается «бутылочное горлышко» популяции с датировкой 40-60 тысяч лет назад, но это дается со ссылкой на вдвое заниженную константу скорости мутации, что должно приводить к датировке в 20-30 тысяч лет назад, совершенно нереальной и неверной. Но при этом сообщается, что это «совместимо с археологическими свидетельствами распространения современных людей в Евразию в этот период». Никаких ссылок на источники при этом не дается, что за «археологические свидетельства» – непонятно, таких вообще в природе нет. Вот такая наука.
 
В отношении «отделения австралийских аборигенов и папуасов от других популяций» авторы сообщают, что они скептически относятся к соответствующим датировкам, потому что они обнаружили, что они, датировки, зависят от того, какой метод расчета используется, и какие скорости мутации применяются. Вот такая наука. Итог – никаких новых или каких-либо других данных по «выходу из Африки» в статье Reich и др. (2016) нет.
 
Вторая работа в списке из трех, которую пересказал директор (Malaspinas и др., 2016), имеет 75 авторов, последним опять стоит начальник, Eske Willerslev. В своем основном выводе статья более прямолинейна, чем осторожный пересказ директора. Если директор сообщает, что предковая популяция австралийских аборигенов и папуасов вышла из Евразии примерно 58 тысяч лет назад, что «согласуется» по времени с однократным «выходом из Африки», то сама статья формулирует (начиная с Абстракта) – «австралийские аборигены и папуасы отделились евразийцев 51-72 тысячи лет назад, что последовало за однократным распространением из Африки». Как обычно, изложение «широкогеномных» попгенетиков косноязычно, и из приведенного пассажа неясно, что последовало «за однократным распространением из Африки» – отделение от евразийцев? Или, может быть, заселение Евразии потомками африканцев?
 
Ну да ладно, хотя при чтении «широкогеномных» статей складывается устойчивое впечатление, что автор текста (обычно это бывает один из всего авторского коллектива) намеренно выражается неясно, запутанно, косноязычно, поскольку сам не знает, как там оно было, и заметает следы. Или пытается сохранить максимальные возможности к дезавуации, если такая формулировка кому-то представится более мягкой. Не будем ловить авторов статьи по всему тексту, там этих косноязычий и неопределенностей масса, сосредоточимся на датировках и «выходе из Африки», как это там было показано. Кстати, повторю опять, что если бы авторы рассматривали гаплогруппы мигрантов и их потомков, которые нетрудно выявить из «широкогеномных данных», как и гаплотипы любой протяженности, описание было бы несравненно более определенным. Но в задачи «широкогеномных» определенность не входит, иначе основные положения сразу рассыпались бы. Так, у папуасов (Папуа-Новая Гвинея) основной гаплогруппой является М (от трети до двух третей мужского населения, остальное – набор минорных по количеству гаплогрупп) (Mona и др., 2007), там проживают 1.2-2.4 миллиона носителей гаплогруппы М. А вот в довольно большой выборке из 657 австралийских аборигенов гаплогруппу М нашли всего у шести человек, что составляет 0.9% от всех (Nagle и др., 2015). У австралийских аборигенов широко представлена гаплогруппа С, а именно С1b2b-M347 (Nagle и др., 2015). Если бы авторы «широкогеномной» статьи рассмотрели гаплогруппы Y-хромосомы, им пришлось бы объяснять, что за «общие предки» папуасов и австралийских аборигенов, и какая гаплогруппа у них была, и выводы статьи определенно поехали бы в другую сторону.
 
Там на самом деле ситуация еще хуже, потому что в процитированной статье (Nagle и др., 2015) сообщалось, что при изучении гаплогрупп австралийских аборигенов более половины аборигенов были признаны «ненастоящими», их гаплогруппы оказались «пришлыми», причем относительно недавно. Интересно, геномы каких аборигенов изучались авторами «широкогеномной» статьи, «настоящих» или «недавно пришлых»? А вот, сами авторы пишут – «геномы австралийских аборигенов представляют в основном смесь с европейскими». Но как это повлияло на выводы и датировки авторов? На интерпретацию об «однократном выходе из Африки»? В их методологиях так много подводных камней и течений, что относиться к их результатам и выводам можно только с изрядной долей скептицизма, и само изложение ими текстов статей это только усиливает. Как можно в такой ситуации уклоняться от приведения гаплогрупп и гаплотипов – можно только удивляться. Это уже не ошибка, не недосмотр, это – научное преступление.
 
В этой связи будет уместным упомянуть, что несколько месяцев назад состоялся продолжительный разговор между мной и Eske Willerslev, руководителем цитируемой «широкогеномной статьи». Основной вопрос, который я поставил перед Эске, был именно в том, почему «широкогеномные» не приводят и не обсуждают гаплогруппы и гаплотипы объектов своих исследований? И я привел в качестве нескольких примеров явные «проколы» их геномных исследований – и по «мальчику из Мальты», родственников которого совершенно безосновательно «отправили» в Америку, и по «индоевропейцам» ямной культуры, и по «фермерам» Ближнего Востока и Ирана, которых столь же безосновательно отправили в евразийские степи, и по ариям Индостана, прибытия которых «широкогеномным» так и не удалось ни датировать, ни сколько-нибудь внятно описать. И я привел Эске совершенно простые аргументы, как заиграли бы «широкогеномные» работы, и как их выводы стали бы аргументированы, если бы они вытащили из своих же данных гаплотипы и гаплогруппы.
 
В ходе разговора, точнее, в самом его начале, выяснилось, что Эске имеет совершенно приблизительное понятие о гаплогруппах Y-хромосомы. Если точнее, то не более, чем «слышал» о них. Он постоянно называл их в ходе разговора «митохондриальными». Пришлось объяснять. Когда понял, Эске пришел в восторг, и сказал, что это надо непременно сделать, и пообещал дать команду своим сотрудникам выявить гаплогруппы и гаплотипы по тем же геномным данным, что у них есть, и выслать мне для рассмотрения и анализа. Договорились через три недели встретиться уже коллективом, с его сотрудниками, и обсудить полученные данные. Через некоторое время от Эске пришло сообщение, что он посоветовался с сотрудниками, и они его убедили, что ничего этого делать не надо. Гаплотипы и гаплогруппы не нужны. На этом общение прекратилось.
 
Меня это нисколько не удивило. Выше я уже приводил поговорку – «меньше знаешь, лучше спишь». И в самом деле, совершенно очевидно, что с гаплогруппами и гаплотипами в руках станет совершенно ясно, что многие полученные ранее данные и выводы нужно пересматривать и, скорее всего, снимать, статьи отзывать. И станет очевидно, что данные по гаплогруппам и гаплотипам во многих случаях намного информативнее и точнее, чем данные «широкогеномного» анализа. А лучше всего – эти данные анализировать вместе, в совокупности, в синергизме, так сказать. Но это в корне поменяет методологию «широкогеномных», а зачем это им? История с попгенетикой повторяется. Это уже не наука, это ментальность тех, кому «нэ трэба».
 
Но возвращаемся к статье Willerslev и др. (Malaspinas и др., 2016), и поинтересуемся, как именно там показано, что был «однократный выход из Африки». С остальным мы уже практически разобрались выше. Статья начинается с серии противоречий, натяжек и неверных заявлений, что опять же обычное дело для «геномных» статей. Сообщается, что Сахул (древний единый континент, объединяющий современные Австралию, Тасманию и Новую Гвинею) заселился (опять используется уклончивый термин – не прямой «заселился», populated, а settled, что может означать «устоялся», и относиться к разделению Сахула на территориальные части) 47-55 тысяч лет назад.
 
Мое примечание – это могла произойти в результате глобальной катастрофы, связанный с падением метеора в Тихий океан более 50-60 тысяч лет назад, о чем упоминалось выше. Но тогда маловероятно, что люди там выжили, и это могло быть причиной прохождения человечеством, во всяком случае, неафриканским, «бутылочного горлышка» популяции 64±6 тысяч лет назад (см. выше).
 
Далее в статье сообщается о гипотезе, высказанной в 1994 году, что предки папуасов и австралийских аборигенов покинули Африку ранее, чем предки современных евразийцев, что это основывается на данных археологии и по ископаемым костным останкам, и дается ссылка (Lahr и др., 1994). На самом деле статья по ссылке дискуссионная, своих данных там нет, рассуждения уклончивые, в частности, о том, что из Африки были скорее многократные «выходы» человека, что модель «выхода из Африки» противоречива и страдает отсутствием конкретных данных, что с ней имеются проблемы, а в заключении статьи говорится «мы полагаем, что модель «выхода из Африки» не объясняет хронологическую и географическую картину диверсификации (человека)». В отношении Австралии и Меланезии в статье 1994 года имеется всего один абзац, в котором про Евразию вообще ничего нет, так что цитата в «геномной» работе искажена. Но это для «геномных» статей обычное дело, в них цитаты, данные, выводы обычно подгоняются под ту концепцию, которая в данное время нужна.
 
Что же есть в статье 1994 года про Австралию? Что первые примитивные каменные изделия там найдены с датировкой 60 тысяч лет назад, затем имеется разрыв в находках на протяжении 20 тысяч лет, и начиная с 40 тысяч лет назад число археологических находок и мест быстро распространяется по Австралии. Возможно, пишут авторы, что это отражает прибытие людей в Австралию со стороны. Как мы видим, авторы «геномной» статьи (2016) сочиняют, что якобы цитируемая ими статья говорит, что будущие австралийские аборигены и папуасы прибыли туда еще ранее того, чем другие прибыли в Евразию. К тому же еще в 2015 году вышла статья, в которой детально описаны находки древнего человека на территории современного Китая не позднее 80 тысяч лет назад (Liu и др., 2015). Мы к ней вернемся позже. Она полностью перечеркивает фантазии «широкогеномных» и о «выходе из Африки современного человека» 50-60-70 тысяч лет назад, и о заселении Австралии раньше, чем Евразии, и… да, собственно, из их основных выводов ничего не остается, а их данные, как впрочем и так ясно, просто подогнаны под заданные выводы.
 
Так все же, как в «широкогеномной» статье показано, что был «однократный выход из Африки», и когда он был? А никак не показано, это они тоже придумали, а директор повторил, не разбираясь. На самом деле показывали не наличие «выхода из Африки», а взаимоотношение «генома австралийских аборигенов» с «евразийским геномом», вычитая из них «африканский геном» или «усть-ишимский геном». При этом полученные после вычитания данные «предположили» (suggested) (как пишут авторы), что «африканский и усть-ишимский геномы ближе к евразийцам, чем к австралийским аборигенам». После этого тут же, следующей фразой в статье, делается перескок к положению – «эти данные согласуются с тем, что предки евразийцев и австрало-папуасов вышли из Африки двумя независимыми волнами». Как «согласуются», почему, на каком основании – ответа нет, ссылок на расчеты нет, просто фраза. И затем уточняется – «Однако, когда проведена корректировка на небольшое количество примеси от денисовцев, тогда (современные) австралийцы-аборигены и евроазиаты оказываются одинаково близко к (древнему, 45 тысяч лет назад) усть-ишимцу, что ожидается в случае сценария однократного «выхода из Африки». Замечательно, не так ли? А для однократного (или любого другого) выхода из Китая, например, не «ожидается»? Или с Кавказа? Или с Ближнего Востока? Или из Сибири? Или из Малаховки? Или, не к ночи будет сказано, от древних укров не ожидается?
 
Вот и все «доказательство» выхода из Африки. Такая у них наука. Формулируется желаемый ответ, и по него подгоняется. Теперь о том, когда этот «выход» якобы произошел. О, это акробатика. В одном действии (которое, правда, воспроизвести и проверить невозможно) определяют и датировки, и число выходов (один был, или несколько). В данном случае определяли время и число не просто «выходов из Африки», а именно направленных в сторону папуасов-австралийцев. Как делятся авторы, «we used the observed SFS in a model-based composite likelihood framework», что само по себе смысла в переводе (да и в оригинале) не имеет, это набор кодовых слов-сокращений, а по сути формализованная компьютерная обработка данных, пока опробованная только на «расхождении внутри-африканских популяций», типа йоруба и сан, дается ссылка (Excoffier и др., 2013). Ну, получили авторы в цитируемой статье, что йоруба и сан разделились «больше 110 тысяч лет назад», и вынесли в Абстракт, но это не проверка метода. Получили бы 50 тысяч лет, или 200 тысяч лет, тоже бы вынесли в Абстракт. Проверяют на том, что получено независимыми методами, но это же популяционная генетика, вы что хотите?
 
В итоге авторы «геномной» статьи (2016) заключили, что «потока генов из Африки в Евразию больше не было после однократного выхода (анатомически современного человека) из Африки». При этом сначала опять получили, что было два «выхода» (правда, потому, что в расчеты закладывали только два варианта – один выход или два, но вот чтобы не было ни одного – не закладывали, а стоило было, наверняка получили бы самые надежные данные), и что в Австралию мигранты пришли на 14 тысяч лет раньше, чем в Евразию, а потом вычли вклады неандертальца и денисовца, и получили, что был только один «выход», 72 тысячи лет назад. При этом, как водится, из набора снипов при расчетах вычитали геном шимпанзе из зоопарка, не указывая, что надо было вычитать не из зоопарка, а того, кто был общим предком будущих шимпанзе и человека (генома такого пока нет), и того, что у того, из зоопарка, имеется примерно 464 тысячи лишних мутаций по сравнению с тем, кто жил пять миллионов лет назад (Клёсов А.А. Ваша ДНК-генеалогия, 2016, стр. 22), и все эти сотни тысяч лишних мутаций автоматически вычитаются из геномов при расчетах авторами «широкогеномной» статьи.
 
Вполне возможно, что в результате такого безумного вычитания неучтенных сотен тысяч снипов и появляются в наших предках и неандерталец, и денисовец, и кто угодно, потому что так делать нельзя. Но проверить это, повторяю, невозможно, нужно всю работу переделывать заново (получится, конечно, уже нечто совсем другое), но кто этим будет заниматься? Это же не ДНК-генеалогия, которую из-за ее прозрачности возненавидели попгенетики. У нас записывается серия гаплотипов, это максимум (пока) 111 чисел в каждом, определяется базовый гаплотип (можно определять вручную или автоматически, на калькуляторе Килина-Клёсова), подсчитывается число мутаций в гаплотипах (опять, или вручную или автоматически), делится на число гаплотипов и на табличную константу скорости мутации. Все это можно делать вручную или автоматически, все легко проверяется и контролируется. И получается ответ, когда жил общий предок серии гаплотипов. А гаплогруппы-субклады показывают, есть ли между группами гаплотипов наследственная связь, и часто легко определить, кто в какую сторону шел. Вот так и показано, буквально в один ход, что гаплогруппа В из гаплогруппы А никак не могла возникнуть, хотя попгенетики твердили об этом десятилетиями. А основная австралийская гаплогруппа С1 никак не могла выйти из Африки, хоть ее пытай. Да и никакая другая гаплогруппа не могла, чтобы она была в Y-хромосомах наших современников. А «вышла, упала, очнулась, гипс» – таких историй можно придумать сколько угодно, только их общенаучный принцип Оккама запрещает – «не привносить лишних сущностей».
 
Так что и вторая «широкогеномная» статья, о которой рассказывал директор, который выдавал для нее гранты, тоже в отношении «выхода из Африки» оказалась пустышкой. Гранты – дело хорошее, в том числе и для «широкогеномных», пусть науку развивают, но только желательно не такую науку. Не ангажированную, не выдавая желаемое за действительное, не манипулируя и не подгоняя данные, результаты, выводы.
 
Взглянем теперь на третью статью, которую описывал директор NIH, хотя гранта на нее не выдал. Но всё равно был впечатлен. Напомню, что эта работа была инициирована в Эстонском биоцентре в Тарту, и хотя в статье 98 соавторов из 74 организаций, 22 автора так или иначе связаны с эстонскими учреждениями, и включают президента Эстонской Академии наук. Впрочем, все статьи эстонских генетиков его включают. Эстонские авторы заняли почетные последние места в списке авторов, оттеснив даже Eske Willerslev и испортив ему традиционное последнее место. Итак, они тоже объявили, что данные статьи показывают, что был «только один выход из Африки». Посмотрим, как они это показывали.
 
Статья является, наверное, наиболее запутанной и «вязкой» из всех, что мне приходилось читать. Возможно, что ее писали (или исправляли) все 98 соавторов, каждый со своим стилем, но в тексте частят нестыкуемые в смысловом отношении фразы, положения, противоречащие друг другу, или настолько уклончивые, что проследить смысл практически невозможно. В статье и приложениях около сотни раз повторено слово «гаплотип», но ни в одном случае определения не дано, хотя определения у этого понятия разные в разных контекстах. Например, у генетиков «гаплотип», он же «гаплоидный генотип» – это группа генов, которые наследуются от одного родителя. В ДНК-генеалогии «гаплотип» – это совокупность аллелей, то есть определенных повторов в маркерах Y-хромосомы, генов там нет (кроме пары редких, экзотических случаев мультимаркерных аллелей). В популяционной генетике используется подобное определение, только вместо «маркеры» они обычно говорят «локусы». Так вот, в цитируемой статье авторы оперируют «гаплотипами» в смысле, видимо, «группы генов», но почему-то относят «более короткие гаплотипы» в геномах папуасов и филиппинских негрито к «африканским», хотя видят те же «гаплотипы» «в других неафриканских популяциях», и пояснений не дают, кроме того, что у первых «они более короткие». Этим «гаплотипам» они приписывают свои «скорости мутации», у всех разные, и строят бесконечные графики, и так по всей статье.
 
Вводят термин xOoA, что означает выродившуюся, исчезнувшую линию первых «вышедших из Африки», по мнению авторов, образовавшуюся в Африке после расхождения между «современными людьми и неандертальцами». То, что во время этого расхождения, 400-600 тысяч лет назад, «современных людей» не было, авторов не беспокоит, они про это и не упоминают. Но на этом «основании» все скелетные остатки «анатомически современного человека», найденные вне Африки с датировками ранее 75 тысяч лет назад, относят к потомкам «вышедших из Африки». А знаете, почему именно 75 тысяч лет? Потому что перед подачей их статьи в печать вышла статья китайских авторов (Liu и др., 2015), описывающих находку Homo sapiens в Китае с датировкой не позднее 80 тысяч лет назад. «Широкогеномная» статья (Pagani и др., 2016) тут же ее цитирует, и сообщает, что тот Homo sapiens «вышел из Африки», хотя китайские авторы Африку в такой связи вовсе не упоминают, а напротив, полагают, что древнейший Homo sapiens произошел в южном Китае. Датировку же они для своей находки дают между 80 и 120 тысяч лет назад.
 
Понимаете, какая мука читать эти вязкие, маловразумительные статьи, в которых идут постоянные жонглирования с данными и предположениями, тут же выдаваемыми за выводы? И это в статье, в которой 98 авторов. Датировку китайской находки костных останков Homo sapiens в 120 тысяч лет назад они, 98 авторов, объявляют, что это следы «вышедших из Африки», которые потом вымерли, причем эта «гипотетическая линия вышла из Африки примерно 120 тысяч лет назад». Почему вымерли – а потому, что «генетический анализ показывает, что из Африки был только один «выход». Всё, круг замкнулся.
 
Есть и еще забавные пассы – в заключении к третьей статье «широкогеномные» авторы (2016) пишут, что древнейший «выход из Африки» 120 тысяч лет назад (тот самый выход xOoA по терминологии авторов) «согласуется с археологическими находками и ископаемыми костными останками, свидетельствующими о раннем выходе H. sapiens из Африки», и дают ссылку на ту же китайскую работу, в которой вместо «выхода из Африки» говорится про возникновение Homo sapiens в Южном Китае. Но такие манипуляции «широкогеномных» удивления тоже не вызывают, мы уже привыкли. Вот еще пример – «широкогеномные» авторы цитируют, что на Алтае нашли якобы свидетельства смешивания (admixture) «анатомически современного человека и неандертальца ранее 100 тысяч лет назад» (сылка на статью Kuhlwilm и др., 2016), и тут же сообщают (в заключении к статье), что это произошло «заметно ранее основного выхода из Африки 75 тысяч лет назад». Как и то заявление «широкогеномных» авторов (Pagani и др., 2016), что «высокое геномное сходство между папуасами и алтайским неандертальцем может отражать то, что у них присутствует обобщенный xOoA компонент». Каждое лыко в строку. То, что если «компонент» может быть китайским или любым другим, источник которого пока не обнаружен, «широкогеномным» в голову не приходит. Сказано в морг, значит в морг.
 
Так вот, никаких других свидетельств, и тем более доказательств «выхода из Африки» в статье (Pagani и др., 2016) нет. Все манипуляции происходят на уровне декларируемого «сходства гаплотипов», получаемых многоэтажными сложениями, вычитаниями, искажениями цитат, причем уровень манипуляций впечатляет – находят «сходство» в геноме папуаса и евразийца, и тут же утверждают, что у евразийца – от африканца, просто по определению, значит, и у папуаса от африканца. Такая у них наука.
 
Ранний Homo sapiens в южном Китае

Мы дошли до важной (по признанию в литературе) статьи под названием «Самые ранние без сомнения современные люди в южном Китае» (Liu и др., 2015). Здесь словосочетание «современные люди» не должно смущать, типа какие же «современные» 80-120 тысяч лет назад? «Современные» здесь – это от клише «анатомически современные люди», то есть обладающие принципиальными антропологическими оcобенностями Homo sapiens. Людей (Homo) с выраженными или заметными архаичными признаками к Homo sapiens обычно не относят, или относят с разными оговорками, в зависимости от степени выраженности этих признаков. Поскольку у скелетов часто отсутствуют лицевые кости, то отнесение к «анатомически современным» нередко затруднено, чем и пользуются многие охочие до манипуляций специалисты. Иногда отнесение производится по зубам, как в статье Liu и др. (2015), поэтому китайские авторы уделили этому особое внимание.
 
Эта статья не является геномной, она антропологическая, поэтому мы просто кратко перескажем ее суть. Дело в том, что в юго-восточной Азии находки древних людей с датировками ранее 45 тысяч лет назад крайне редки, поэтому этот регион был практически списан попгенетиками со счета в отношении происхождения «анатомически современного человека», и все внимание ими было уделено Африке. Эти же датировки, 45 тысяч лет назад, пока являются предельными и для Европы (западной и восточной) и для западной Сибири (усть-ишимский человек, Тюменская область). И вдруг как гром среди ясного неба прогремели данные о находке в южном Китае (Фуянская пещера) 47 зубов человека с датировками в интервале 80-120 тысяч лет назад, причем человека определенно вида Homo sapiens, не архаичного (по морфологии зубов), а что ни на есть современного по зубной антропологии. Это – намного ранее, чем в Леванте и Европе. Авторы работы выдвинули предположение, что Homo sapiens появился в южном Китае. По принятым в науке критериям спорить с этим бесполезно; чтобы возражать, надо представлять более убедительные данные. Что показательно, в статье китайских авторов вообще ничего не говорится о «выходе из Африки», и последняя концепция зашаталась.
 
Разумеется, активисты «выхода из Африки» бросились подставлять подпорки в свою «теорию». Мы уже видели выше, как «широкогеномные» попгенетики тут же разработали модифицированную концепцию, что «выход из Африки» произошел ранее, чем предлагавшиеся ранее 70 тысяч лет назад (которые тоже не были определены расчетами, опять просто взяты с потолка), и хотя ДНК из зубов Фуянской пещеры еще никто не изучал, но уже настойчиво предполагается, что они «африканские» по происхождению. Оперативно вышла короткая статья-обсуждение (под названием «Homo sapiens в Китае 80 тысяч лет назад») в журнале Nature (Dennell, 2015), которая уже в первой фразе сообщает, что человек вышел из Африки и прошел в миграции по Южной Азии, но дебаты ведутся не об этом, а о том, когда он вышел. Замечаете, что датировка 120 тысяч лет назад в названии статьи уже отсутствует? И дальше идет обсуждение в том ключе, что «большинство исследователей согласны в том, что наш вид впервые возник в Восточной Африке 190-160 тысяч лет назад, и затем распространился в восточное Средиземноморье между 100 и 60 тысяч лет назад». В эту же концепцию автор пересказа монтирует последние китайские данные, хотя они в своей статье про «выход из Африки» не упоминают. И это очень показательно – концепция «выход из Африки» стала религией либеральной интеллигенции, и они будут ее защищать до последнего любыми методами, в том числе (и в первую очередь) методами неэтичными, недостойными.
 
Другие статьи

Из многих статей, в которых рассматриваются Y-хромосомные данные африканцев и неафриканцев (для 1244 человек из 26 популяций по всей планете, по данным «Проекта 1000 геномов») есть, наверное, только одна, в которой авторы не упомянули «выход из Африки» (Poznik и др., 2016). Хотя в статье 42 автора, но в авторах нет ни Reich из Гарварда, ни Wellerslev из Дании, и авторский коллектив совершенно другой, чем у первых двух. Не исключено, что мы видим некое несогласие, или даже раскол между крупными авторскими коллективами в отношении концепции «выхода из Африки». Разница есть и в том, что в работе (Poznik и др.) изучали Y-хромосому, а не «широкий геном» поперек всех хромосом, как в двух других коллективах, что делает исследование более конкретным и четким. Есть еще одна особенность исследования Позника с коллективом – они подчеркнули неафриканское происхождение гаплогруппы Е, о чем, кстати, давно сообщалось в наших статьях (начиная с Klyosov & Rozhanskii, 2012, Advances in Anthropology), опять выступив в противовес не только «широкогеномным» попгенетикам (например, Lazaridis и др., 2016), но и справочному материалу ISOGG-2017, в которых традиционно, на протяжении более десяти лет, сообщают об африканском происхождении гаплогруппы Е, причем, как принято у попгенетиков, главным аргументом выдвигается «высокая концентрация и разнообразие субкладов гаплогруппы Е в северной Африке», ссылка. Позник с соавторами пишут более определенно – содержание гаплогруппы Е в Африке высокое, но происхождение неафриканское.
 
Взглянем на несколько недавних статей, в которых рассматривается «выход из Африки», но без приведения геномных данных. Некоторые статьи новых данных вообще не приводят, но начинают изложение со стандартной фразы «человека вышел из Африки и заселил мир» (как, например, Demenocal & Stringer, Nature, 2016). Есть статьи более осмысленные, например, статья шведского автора (Arnason, 2016) в журнале Gene, посвященная критическому рассмотрению текущей ситуации с «выходом из Африки». Основное ее положение – что в недавние годы появились новые палеонтологические данные о ранних представителях вида Homo в разных регионах мира, включая данные о денисовцах, неандертальцах, находки китайских авторов (Liu и др., 2015), которые не согласуются с концепцией «выхода из Африки». Центр тяжести гипотезы о регионе происхождения Homo sapiens, по мнению автора, стал перемещаться в Евразию. В заключении своей статьи (Arnason, 2016) пишет – «Геномные и палеонтологические данные показывают, что расхождение предков современных людей и неандертальцев могло произойти в Азии», и далее «эти данные делают допущения, лежащие в основе «выхода из Африки» в высшей степени проблематичными», в частности, потому что «у «выхода из Африки» нет доказательств такого уровня, какие есть у генетики и палеонтологии евразийских находок».
 
Этой статье вторит работа Groucutt и др. (2015) под названием «Пересмотр распространения Homo sapiens из Африки», авторы которой пишут – «Находки в южной Азии имеют потенциал радикально трансформировать наше понимание этого распространения», хотя начинают статью с того, что «современные ископаемые костные останки, генетические и археологические данные указывают, что Homo sapiens образовался в Африке». Но статья далее переходит к обсуждению слабых мест этой концепции, перечисляя «неопределенности в хронологии» и «характере выхода из Африки», в частности наиболее часто повторяемой датировки «выхода» 50±10 тысяч лет назад (цитируются обзоры 2007, 2009, 2013 гг., содержащие совокупное рассмотрение основных данных, составляющих основу «концепции»), а также о фактическом отсутствии данных по «продолжению» миграционного пути, культурных и биологических признаков «вышедших из Африки». Действительно, таких данных нет, это практически все фантазии, призванные заполнить разрыв между «вышедшими из Африки» и «пришедшими» в Европу, Азию, Австралию. Выше в этой моей статье уже сообщалось, что есть подобный разрыв и в отношении Y-хромосомных гаплогрупп, в Африке одни «свои» гаплогруппы, за пределами Африки они уже другие, причем не выводящиеся из «африканских». Из известных «африканских» гаплогрупп (группы А), обнаруженных в Африке, не выводится ни гаплогруппа В, и никакие другие гаплогруппы. Из гаплогруппы В, которая по происхождению не может быть причислена к «африканским», хотя сейчас в Африке встречается (как, впрочем, и многие другие гаплогруппы, «перебравшиеся» в Африку), тоже не выводятся другие гаплогруппы, так что даже предполагаемое помещение гаплогруппы В по происхождению в Африку ничего в этом отношении не изменит.
 
Статья Groucutt и др. (2015) не содержит геномных данных или вообще своих данных, она представляет собой обзор данных, уже давно, как правило, имеющихся в научном обороте. Но показательно, что при изложении старых догм и воззрений антропологии (сам журнал носит название Evolutionary Anthropology, то есть «Эволюционная антропология»), даже единичный новый факт, а именно находка в Китае костных останков (зубов) с датировкой 80-120 тысяч лет назад, заставляет авторов усомниться в положении устоявшихся представлений. Это весьма характерно для всей конструкции «выхода из Африки», которая стоит на шаткой, в основном надуманной основе, скрепленной натяжками и голыми предположениями, которым уже более двадцати лет настойчиво придается статус «фактов». В науке есть довольно четкое понимание, где натяжки, а где надежные обоснования, и для различения этих понятий есть многократно выверенный критерий – если каждый новый факт, находка, новая интерпретация сотрясают концепцию и бросают многих специалистов к ее пересмотру, то эта «концепция» строится на натяжках и сомнительных положениях. Особенно если «концепция» имеет сильную идеологическую компоненту. Именно такой является «выход человечества из Африки».
 
Аналогичный по сути обзор данных по «широкогеномным» данным написал и коллектив авторов, который опять возглавил Eske Willerslev из Дании, в статье уже 2017 года (Nielsen и др., Nature). Все авторы в статье являются ведущими популяционными генетиками мира, которые на протяжении последних 30 лет поддерживали концепцию «выхода из Африки» разнообразными подпорками и натяжками, поэтому трудно было бы ожидать от них пересмотра своих взглядов, точнее, убеждений. Так получилось и на этот раз. Уже в Абстракте обзора они перечисляют «прорывы», совершенные в науке о происхождении человека, в особенности, на их взгляд, о генном смешивании (interbreeding) «анатомически современного человека» и «исчезнувшими гомининами», и о «более детальном описании выхода современных людей из Африки и их распространении по планете».
 
Мой комментарий – как уже ясно из моей стати выше, это «фейковые новости», говоря трендовыми словами Трампа. Вязкие и уклончивые описания результатов «геномных исследований» объявляются в статье (2017) «прямыми проверками теорий происхождения человека», «принятием ранее выдвинутой гипотезы “выхода человека из Африки”», «подтвержением ранее выдвинутых мейнстримных теорий». В статье опять повторяется старое заблуждение, что «максимальное генетическое разнообразие человека в Африке» якобы подтверждает, что человек зародился в Африке и оттуда заселил всю Землю. Это заблуждение уже обсуждалось выше. То, что авторы специально отмечают «самый глубокий генетический раскол между группами населения в южной Африке» не имеет никакого отношения к «выходу из Африки». Например, между гаплогруппами А00 и А0 в Африке действительно имеется очень глубокий «раскол», он показывает, что их общий предок жил примерно 217 тысяч лет назад (Kilin & Klyosov, Advances in Anthropology, 2016), но ни та, ни другая гаплогруппа из Африки не выходили, и обе являются «тупиковыми» в том отношении, что никакие другие гаплогруппы, в том числе и неафриканские, от них образоваться не могли. Вызывает сожаление, что крупные популяционные генетики, «геномные» или нет, не могут или не хотят разобраться в базовых вопросах происхождения человека. Они пишут «точное происхождение анатомически современного человека в Африке остается неизвестным», но термин «точное» в сочетании с дальнейшим «в Африке» может вызвать только снисходительную улыбку. Сон разума порождает чудовищ, как давно было сказано. Здесь чудовищно то, что специалисты (которые, как опять же известно, подобны флюсу) загоняют себя в такие догмы, из которых выхода для них просто нет. Но это для них. Наука отряхнет с себя эту шелуху типа «выход из Африки» и двинется дальше.
 
В заключение упомяну про короткое сообщение на «Ленте.ru» под названием «Стали известны подробности расселения первых людей из Африки», вышедшее 9 марта 2017 года. Вообще-то популярные сообщения подобного рода я не читаю, поскольку буквально ни одного правдивого не встречал. Всегда набор искажений исходного источника. Но эту заметку прислали, спросив, что я об этом думаю. Ну что я могу думать, когда никаких «подробностей первого расселения первых людей из Африки» в заметке нет, как, впрочем, нет и в исходном источнике (Tobler, Nature, 2017). Про «подробности» – это Лента.ru сама придумала. Более того, слово «Африка» появилось в заметке только один раз, и это самое последнее слово в самом последнем предложении статьи, цитирую – «Австралийцы, таким образом, были одними из первых поселенцев за пределами Африки». Там же заметка сообщает, что «первые люди достигли территории современной Австралии примерно 50 тысяч лет назад», и что «в Евразии (точнее, Азии) современный человек появился 47-65 тысяч лет назад». Все видят нестыковку? В Азии, стало быть 47-65 тысяч лет назад, а в Австралии, где были «первые поселенцы за пределами Африки», примерно 50 тысяч лет назад, то есть заметно позже, чем в Азии. То, что еще два года назад (в 2015) было опубликовано, что в Азии (Южном Китае) человек современного типа появился еще 80-120 тысяч лет назад (см. выше в настоящей статье), авторами заметки вообще проигнорировано. Но самое забавное в том, что слова «Африка» в исходной статье в Nature вообще не было, ни разу. Но взгляните еще раз на название заметки.
 
Вот почему я не читаю подобные «научно-популярные» заметки. В данном случае – про якобы «расселение первых людей за пределами Африки». Вот так «Lenta.ru» распространяет ложную информацию в «научно-популярном» виде.
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор