Рудо де Рюйтер,
Независимый исследователь,
Голландия 

Сегодняшняя банковская система придерживается очень простого принципа. Если вы хотите занять деньги, вы обещаете банкиру, что вернете ему заем, и опираясь на это обещание, банкир создает для вас баланс. Вы теперь должны проценты по нему.

Из-за того, что мало кто знает, как работает эта система, почти никто не видит, как почти механически банкинг незаметно паразитирует на обществе подобно раковой опухоли и сводит людей к роли винтиков, чтобы насытить свой финансовый голод.

Европейский центральный банк (ЕЦБ) обязывает банки иметь в резерве 2 цента на каждый евро, который они обязаны своим клиентам. Наши балансы теперь обеспечены несколькими процентами реальных денег, остальные деньги не существуют. Таким образом, у нас нет реальных денег в банке, только баланс — обещание банкира, что мы сможем иметь реальные деньги, если попросим его.

Банки занимают реальные деньги у ЕЦБ под залог ценных бумаг. Это реальные деньги — то, что мы имеем в своем кошельке. Эти реальные деньги также используются в безналичной форме в расчетах между банками.

Клиенты имеют баланс, но это не те деньги, которые они могут заплатить. И они ими не платят. (Хотя все думают, именно это они и делают.) Клиенты дают платежные поручения в банк. Банки затем изменяют свой баланс и выплачивают суммы друг другу. В ежедневном платежном трафике между банками, все платежи входящие и исходящие взаимосокращаются и в конце дня переносится только остаток. Таким образом, с крошечным запасом реальных денег банки могут платить друг другу миллионы.



Заемщик получает баланс из банка и тратит его. Таким образом, этот баланс переходит на другой банковский счет. Реципиент потратит их на что-то другое, и так далее, этот баланс совершает свой круговорот в обществе. И в момент, когда заемщик оплачивает свой кредит, банк уменьшает сумму его баланса. Таким образом, созданный баланс исчезает. Каждый раз нужны новые кредиты, чтобы сохранять достаточное количество псевдо-денег в обращении. Если их количество уменьшится, заемщики не смогут больше возвращать займы банкам, и банки массово обанкротятся.

Но не все балансы продолжают круговорот. Есть также люди, которые откладывают часть своего баланса на сберегательный счет. Балансы, отложенные на сберегательный счет, не участвуют больше в "денежной" циркуляции, и им на смену должны быть выпущены в обращение дополнительные кредиты. И, конечно, часть этих дополнительных кредитов будет также в конечном итоге отойдут в сбережения. Для всех кредитов, и отложенных и тех, что в обращении, кредиторы должны работать, чтобы найти деньги для оплаты взносов и процентов. Они не смогут найти эти деньги на сберегательных счетах. Здесь нельзя заработать. Так что нарастающие взносы и проценты должны выплачиваться из денег, которые все еще ходят в обращении. В конце концов, эти суммы (взносов и процентов) даже превышают количество денег в обращении. Решение банкиров? Еще больше кредитов!

Если Вы будете поддерживать рост количества денег в обращении в том же темпе, в котором растут сбережения, то всегда будет достаточно денег для погашения кредитов и процентов. Именно поэтому у нас есть инфляция. Когда "деньги" находятся в обращении, кредиты продолжают нагромождаться.

Проценты для вкладчиков выплачиваются заемщиками. Последние — это часто предприятия, например, магазины, оптовики, транспортные компании, производители, субподрядчики и поставщики услуг. Они закладывают свои затраты в цены на свою продукцию. В конечном счете, эти затраты оплачиваются потребителями. 35% всех цен состоят из процентов, и эта цифра растет все время.[1]

Проценты, которые получают вкладчики, в первую очередь появляются в качестве дополнительного баланса прямо из шляпы банкира и добавляются на сберегательный счет. На эти проценты тоже начисляются проценты. При 3% годовых вклад удваивается в течение 24 лет, при 4% — в течение 18 лет. Богатые становятся богаче все быстрее и быстрее, а между тем 10% богатейших европейцев уже владеют 90% всех богатств.

При постоянном росте псевдо-денежной массы примерно уже в 1970 году эти балансы превысили ВВП. В обращении оказалось гораздо больше псевдо-денег, чем необходимо для нормальной экономики. Это привело к развитию финансового сектора, в котором деньги зарабатываются деньгами, на процентах и пузырях на фондовом рынке. Банкиры знали, что в долгосрочной перспективе станет все труднее и труднее удерживать и постоянный рост этих "денег" и находить надежных заемщиков.

Им удалось убедить правительства, что будет лучше, если они не будут больше занимать деньги у своих центральных банков (что означало на практике заимствования без процентов), а будут занимать у коммерческих банков под проценты. Во всех странах, которые согласились с ними, государственные долги росли в геометрической прогрессии. Не потому, что правительства этих стран наделали больше долгов, а потому, что начислялись проценты на проценты по существующей задолженности. [2]

Госдолг Канады 1940-1987гг.

 

Правительства были вынуждены сокращать бюджеты в целях обслуживания растущей процентной нагрузки. Но нет никакого способа урезать бюджеты так, чтобы успеть за экспоненциальным ростом процентов. Правительствам пришлось приватизировать государственные услуги, чтобы погашать долги. Последовала длинная волна приватизаций всех больших проектов, для которых банки моглипоставлять кредиты частным лицам. Уже в 1970 году люксембургский банкир Пьер Вернер представил первый проект для евро, который предоставил бы банкам возможность поставлять кредиты в гораздо более широких границах. Видные экономисты предупреждали, что единая валюта в экономически гетерогенной области приведет к большим проблемам. Они предсказывали, что страны, имеющие меньшевозможностей для повышения производительности, будут затоплены более дешевыми товарами из наиболее продуктивных стран, таких, как Германия. Предприятия в более слабых странах обанкротятся, в то время как деньги будут покидать страну в результате оплаты импортных продуктов. [3] Так и вышло.

 

Более слабые страны все глубже тонут в долгах и не имеют возможности выбраться наружу. Банки получают прибыль с этих вздымающихся гор долгов и перекладывают риски на налогоплательщиков. В 2012 году правительства еврозоны совместно основали Европейский механизм
стабильности (ESM), банк снеограниченными налоговыми деньгами как капитал, который оплатит всем кредиторам потери, когда в слабых странах закончатся деньги.

Решение всех этих проблем является столь же простым, как и их причина. Мы должны создать банк, который принадлежит всем нам, государственный банк с исключительным правом создавать деньги. Ему должно быть запрещено и создание балансов из воздуха и кредитование из этих балансов. Государственный банк ненуждается ни в капитале, ни прибыли. Проценты могут оставаться очень
изкими или компенсироваться бюджетными мерами. Прибыли потекут обратно в общество. Денежная система с таким государственным банком не нуждается в ростеденежной массы, росте прибыльности, инфляции, росте производительности труда, конкуренции, эксплуатации и безработице. Если решено демократически, правительство может взять снова на себя коллективные
услуги и выполнять их в интересах граждан. Кроме того, инвестиции могут направляться туда, где они желательны для общества, а не туда, где могут быть извлечены самые безопасные и самые быстрые финансовые выгоды. Правительство больше не будет зависеть от банкиров. Государственный долг останется в прошлом. Коллективно мы можем вернуться к устойчивости и процветать, вместо пожирания, опустошения и выжимания досуха наших работников в угоду ростовщикам.

У нас будут еще время и деньги, чтобы построить музей восковых фигур, где мы сможем выставить на обозрение денежных волков и их политических сообщников как предупреждение для будущих поколений: остерегайтесь банкстеров!

Sources:

[1] Helmut Creutz & http://www.vlado-do.de/ money/index.php.de

[2] Ellen Brown:  A tale of two monetary systems

[3] Out of the euro, and then?   http://www.courtfool.info/en_Out_of_the_euro.htm 

[4] See ESM-treaty articles 10.1 and 10.2

http://www.courtfool.info/ ESM_treaty_2_Feb_2012/en_ESM_05-tesm2.en12.pdf

 

16.05.2013

перевод: Наталья Лаваль / Natalia Lavale
правка: Иван Бояджиев / Ivan Boyadjhiev

2014 г.