И в этом году я прилетел на три недели в Москву, чтобы встретиться с членами Академии, в которой уже более сорока человек, зайти в Лабораторию ДНК-генеалогии, которая уже свободно обращается с ископаемыми ДНК, и вскоре объявит о приеме заказов на тестирование древних гаплогрупп-субкладов и гаплотипов из усыпальниц, склепов, археологических захоронений, выступить с презентацией новой книги в Библио-Глобусе, прочитать лекции по ДНК-генеалогии и другим тематикам, посетить общину славян в Анапе и Новороссийске, и там тоже выступить с лекциями и принять участие в обсуждениях, познакомиться с членами Российского дворянского собрания, которое уже открыло двери и для меня, и вообще окунуться на время в московский ритм, который даст сто очков вперед ритму Бостона, Вашингтона, Нью-Йорка. Все они по сравнению с Москвой просто сонные царства. Во всяком случае, бегущих по улицам я там за последние тридцать лет не видел (кроме спортивных марафонов), да и даже идущих в темпе, напоминающем спортивную ходьбу. Отметил я это в Нью-Йорке еще в далеком 1974 году, и немало удивился, а отметив – перешел с московского полубега на обычный шаг, а то еще полиция на меня обратит внимание, вроде как я кого-то ограбил и оперативно скрываюсь с места преступления.
 

 
Опять «моя» небольшая приятная гостиница почти у кремлевской стены, окна выходят на кремлевские башни, за ними – Большой Каменный мост, а за ближайшим углом – Боровицкая площадь с громадой памятника Владимиру Великому. Гостиница – бывший доходный дом 19-го века, который умелыми руками превращен в уютный отель с исключительно приветливыми сотрудниками. Пишу об этом потому, что для меня приветливость современных москвичей в сфере обслуживания разительно отличается от того, от чего я когда-то уехал. Правда, уехал по другой причине, но об этом не здесь.

Подробнее: Вторая годовщина Академии ДНК-генеалогии, и события, с этим связанные